Iii. К последней свободе 




Скачать 136.24 Kb.
PDF просмотр
НазваниеIii. К последней свободе 
страница1/2
Дата конвертации28.09.2013
Размер136.24 Kb.
ТипДокументы
  1   2
Анатолий Якобсон 
 
 КОНЕЦ ТРАГЕДИИ 
 
 
III. К ПОСЛЕДНЕЙ СВОБОДЕ 
 
...На город с юга шла метель.  
Замолкли ангел и свирель.  
Снег запорошивал купель.  
Потом звезда затмилась. 
(Д. Самойлов. "Блок. 1917") 
1. 
Умирание, смерть и бессмертие Блока — всё разом — нашло себе выражение в несравнен-
ных строках Марины Цветаевой: 
...Огромную впалость 
Висков твоих — вижу опять. 
Такую усталость — 
Ее и трубой не поднять. 
Державная пажить,  
Надежная ржавая тишь. 
Мне сторож покажет — 
В какой колыбели лежишь. 
("Без зова, без слова... ", 25 ноября 1921 г.) 
Собственно умирание, предсмертное состояние Блока — форму его умерщвления — тоже 
ни один из современников не определил с такой силой и с таким лаконизмом, как Цветаева: 
...заживо ходил —  
Как удавленный.  
("Кем полосынька твоя... ", "Ахматовой") 
Но о самом факте удушья, удушения свидетельствуют и другие очевидцы. Е.И. Замятин: 
«...его слова: «Дышать нечем... Душно. Болен, может быть».  
Замятин  вспоминает  слова  Блока,  сказанные  летом 1920 г.,  почти  за  год  до  болезни. 
«Быть  может,  и  в  смерти  Блока  была  своя  мудрость, — пишет  Замятин, — Блок  слишком 
много себя отдал последней своей Прекрасной Даме — огненной и вольной стихии, и слиш-
ком больно ему было, когда от огня остался только один дым. В дыму он не мог жить. И вот 
почему в его смерти какая-то логика» ("Записки мечтателей", №4, II. 1921). 
Ю. Анненков: 
«В  последний  год  его  жизни  разочарования  Блока  достигли  крайних  пределов.  В 
разговорах со мной он не боялся своей искренности. «Я задыхаюсь! — повторял он. — И не 
я один:  вы тоже. Мы задыхаемся, мы задохнемся все! Мировая революция превратилась в 
мировую грудную жабу!»  ("Дневник моих встреч", т. I). 
94  

КОНЕЦ ТРАГЕДИИ 
 
III. К последней свободе 
 
Факт удушения Блока настолько сам собою разумелся для современников, что Владислав 
Ходасевич в статье "Кровавая пища"92) — мартирологе русской литературы, рассказывая, кто 
из писателей каким способом изничтожался, просто говорит «задушенный Блок», не считая 
нужным разъяснять, как, почему, кем или чем Блок был задушен; значит, для автора и его 
читателей это было дело самоочевидное. 
18 июня 1921 года Блок записал в дневнике: 
«Мне  трудно  дышать,  сердце  заняло  полгруди».  Это  была  сердечная  болезнь,  и  дни  его 
жизни  к  этому  времени  были  сочтены,  но  ни  болезнь,  ни  истощение,  ни  служебная, 
учрежденческая каторга93) — сами по себе еще не объясняют смерти Блока; эта дневниковая 
запись не должна рассматриваться с одной только терапевтической точки зрения. 
Э. Ф. Голлербах вспоминает про Блока: 
«Все яснее в нем обозначалась воля к смерти, все слабее становилась воля к жизни. Он 
избегал говорить о своих настроениях, но иногда они прорывались наружу помимо его воли. 
Так  было  однажды  в  разговоре  с  Г.  И.  Чулковым,  который  рассказывал  Блоку  о  своих 
литературных  планах  и  начинаниях.  Блок  слушал  внимательно,  но  без  интереса,  и  вдруг 
прервал рассказчика вопросом: «Георгий Иванович, вы хотели бы умереть?» Чулков ответил 
не  то  «нет»,  не  то  «не  знаю»,  Блок  сказал: «А  я  очень  хочу».  Это  «хочу»  было  в  нем  так 
сильно, что люди, близко наблюдавшие поэта в последние месяцы его жизни, утверждают, 
что Блок умер оттого, что хотел умереть» ("Образ Блока". Альманах "Возрождение". М., 1923 
г.). 
                                                 
92) Кстати,  в  "Кровавой  пище"  главная  мысль  автора  состоит  в  том,  что  русский  писатель  во  все 
времена — человек  обреченный,  что  всех  писателей  так  или  иначе  убивает  либо  государство 
российское, либо общество, либо то и другое одновременно. Ходасевич считает, что от этой участи не 
уйти  никому:  нет  спасения  и  тем  писателям,  которые  проявляют  полную  лояльность  (и  даже  более 
того)  к  существующим  порядкам. (Но  речь,  понятно,  идет  о  настоящих  писателях,  для  которых 
подобострастие все-таки не ремесло, а ремесло — литература.) Ходасевич пишет: «Лесков в одном из 
своих рассказов вспоминает об инженерном корпусе, где он учился и, где еще живо было предание о 
Рылееве. Посему в корпусе было правило: за сочинение чего бы то ни было — даже к прославлению 
начальства и власти клонящегося — порка: 16 розог, буде сочинено в прозе, и 25 — за стихи». 
Эту российскую традицию Ходасевич считает неизменной. Однако традиция совершенствовалась. Одно 
дело,  когда  весь  жизненный  уклад  общества  приближает  писателя  к  могиле,  другое  дело,  когда 
писателя казнят прямо и непосредственно за его писательство. (Рылеев — не тот случай: его казнили 
не  как  писателя,  а  как  участника  и  одного  из  руководителей  восстания.)  Во  время  же  оно, — «вот 
какой  огромный  почет  был  оказан  слову:  за  него  убивали» (Л.К. Чуковская).  А  то,  подумаешь, — 
порка: не велика честь! 
93) «Из великого поэта, воплотившего чаяния и страсти эпохи, он превратился в рядового поденщика: 
то  составлял  вместе  с  нами  каталоги  для  издательства  Гржебина,  то  с  головой  уходил  в  редактиро-
вание  переводов  из  Гейне,  то  по  заказу  редакционной  коллегии  деятелей  художественного  слова 
писал рецензии о мельчайших поэтах, которых не увидишь ни в какой микроскоп...» (К. Чуковский). 
«он  очень  тяготился  заседаниями...  Началось  это  с  весны 1920 г.,  когда  он  редактировал  сочинения 
Лермонтова.  Он...  написал  такое  предисловие,  какое  мог  написать  только  Блок:  о  вещих  снах  у 
Лермонтова, о Лермонтове-боговидце. ...он был очень доволен, что пришлось поработать над любимым 
поэтом,  и  вдруг  ему  сказали  на  одном  заседании,  что  его  предисловие  не  годится,  что  в  Лермонтове 
важно не то, что он видел какие-то сны, а то, что он был «деятель прогресса», «большая культурная 
сила», и предложили написать по-другому... Блок не сказал ничего... Чем больше Блоку доказывали, 
что надо писать иначе, тем грустнее, надменнее, замкнутее становилось его лицо» (К. Чуковский). «… 
у  нас  в  Союзе  (Блок  был  председателем  Петроградского  отделения  Союза  поэтов. - А.Я.)  служил 
матрос.  Матрос  был  очень  мил  и  работящ,  но  однажды - с  кем  беды  не  бывает! - украл  у  хозяина 
квартиры,  где  помещался  Союз,  соусник...  и  хозяин  в 9 часов  утра  звонит  Блоку,  требуя 
расследования» (Надежда Павлович. Из воспоминаний о Блоке. "Рупор". 1923, № 3) 
«Службы» стали почти невыносимы» (Блок. Дневник, май 1921 г.). 
 
95
  1   2

Похожие:

Iii. К последней свободе  icon"О некоторых соединениях родана". В последней работе было установлено образование окрашенного соединения роданида калия с солями железа (III) и предложена чувствительная реакция на железо (III)
К. К. Клаус вошел в историю мировой химической науки своим открытием последнего металла платиновой группы рутения, названного в честь...
Iii. К последней свободе  iconНиколай Левашов Зеркало моей души Автобиографическая хроника Том Хорошо в стране американской жить Москва 2009
Только в течение последней тысячи лет народные массы были одурманены действием последней Ночи Сварога и социальными болезнями, ей...
Iii. К последней свободе  iconWarcraft iii - полное прохождение
Оrion iii, Zettai Zetsumei почтальон всегда  Тoshi, Age of Wonders II: The Wizard’s
Iii. К последней свободе  iconИсследование подготовлено в рамках Проекта по ядерной безопасности (nsp) при поддержке nti 
Алексей Арбатов (I. 4, I. 5; II. 4; III. 2, III. 3; IV. 2; V. 1, V. 2; VI. 4, VI. 9), Владимир Барановский 
Iii. К последней свободе  iconЭтой статьи, выбранная автором, почти полностью совпадает с темой сборника в целом. О последней хотелось бы сказать: "темой, заданной редакторами".
О последней хотелось бы сказать: "темой, заданной редакторами". Однако, автор сам участвовал в формулировании тематики сборника....
Iii. К последней свободе  iconВадим Панов Куколка последней надежды Тайный город 7 «Вадим Панов. Куколка последней надежды»
Великие Дома Тайного Города давно наложили запрет на использование Куколок — ведь спасти кого либо можно было лишь ценой чужой жизни....
Iii. К последней свободе  iconРуководство по эксплуатации usb Autoscope iii. Прежде чем приступить к эксплуатации  usb Autoscope iii, пожалуйста, ознакомьтесь с 
Общие сведения
Iii. К последней свободе  icon  Published by the following Missions of the Diocese 
Не ожидай, что человек, привязанный к вещам плотским, приблизится к свободе слова в молитве перед 
Iii. К последней свободе  iconКонвенция о международной торговле видами дикой фауны
Приложении II в связи с этими видами; и (III) в отношении растения: для видов, включенных в Приложение I, любую опознаваемую часть...
Iii. К последней свободе  iconТема номера  Заместительная терапия
Ну что, Тёра, месяц на свободе, уже лучше? Рассуждать получается спокойно и чуть отстра
Разместите кнопку на своём сайте:
kak.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kak.znate.ru 2012
обратиться к администрации
KakZnate
Главная страница