Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые




PDF просмотр
НазваниеМихаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые
страница5/78
Дата конвертации26.09.2013
Размер1.09 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   78

здоров.   И   кто   в   какой   строй   попал,   там   и   сидит.   Кто   вообще   в   капитализм,   а   кто   и   в 
первобытнообщинный.   Все   с   трудом   говорят   на   родном   языке,   у   каждого   своя   армия   с 
пиками,   мушкетами,   усами   и   бородой.   Дозорные   сидят   на   колокольнях.   Как   с   соседней 
территории увидят войско, кричат вниз, машут флагами и пускают дым. Коней нет, волов нет, 
техники нет, поэтому войска идут пешком долго, пока дойдут. Но говорить им «какие вы 
отсталые» – нельзя. Очень обидчивые. Уж как стараются их не обидеть, все равно обижаются 
и пики мечут во врагов. Но это скорее весело, хотя очень плохо.
Да, забыл тебе сказать, отец. Помнишь, ты все бегал на партсобрания, а по ночам тайно 
делал аборты? Так вот этого теперь нет. Нет, аборты есть. А этой больше нет. Ты ее помнишь 
как ВКП(б)… Нету! Разогнали… Помнишь, если раньше у кого в толпе был суетливый взгляд 
– это были мы. Теперь это они. Коммунистическая партия большевиков, о необходимости 
которой говорила вся страна, попряталась.
Помнишь,  среди  помоев и  дерьма  стояли  здания  с  колоннами,  а  впереди  Владимир 
Ильич показывал рукой в разные стороны и подмигивал левым глазом в птичьем помете: 
«Правильной дорогой идете, товарищи». А на указательном пальце сидел какой-то мерзавец 
из голубей и дискредитировал направление окончательно. Теперь ВКП(б) выезжает из этих 
колонн: Ильич выезжает из  Мавзолея и они  вместе переезжают  на новое место… Опять 
тавтология… Умоляю!.. Да… Так они переезжают на какое-то кладбище в Ленинграде.
Да! Совсем забыл. Ленинграда-то больше нет! Слушай! Как мы все проголосовали. Еще 
до ППП. Я буду сокращенно писать, чтоб тебя не утомлять. ППП – это Провал Попытки 
Переворота.   ГППП   –   это   Герой   Провала   Попытки   Переворота.   УППП   –   это   Участник 
Провала Попытки Переворота.
Так вот, еще до ППП, мы все ка-ак проголосовали – хотим Санкт-Петербург.
Ну, ты когда-нибудь думал, что кто-нибудь из нас доживет?! Все большевики взвыли. 
Как?! Кровью и потом, блокадой умыто. Они до сих пор хвастаются потерями. Но на самом-
то   деле   они   понимали,   что   в   это   название   никакие   райкомы   не   помещаются:   «Санкт-
Петербургский обком ВКП(б)». Я пишу ВКП(б), чтоб тебе легче было понять. Она теперь 
была   КПСС.   Слушай,   как   безграмотно:   «Она   теперь   была   КПСС».   Мой   учитель   Борис 
Ефимович Друккер переворачивается в гробу.
А кто вам виноват? «СССР – СЭС – КПСС». Не дай бог произнести – со всех дворов 
кошки сбегаются, думая, что их накормят. Мы тоже, папаня, сбежавшись на это ПС – ПС – 
ПС, ожидали семьдесят четыре года. Мне Генрих рассказывал. У них во дворе Берта чистила 
рыбу. Все коты сидели вокруг. Вдруг одноглазый по кличке Матрос так мерзко взвыл «мяу!».
– Ша, – сказала Берта, – это пустой разговор… Так и мы с КПСС.
Так интересно как стало, не было никогда.
Жить этой жизнью гораздо лучше, чем жизнью животных, которой мы жили.
Тавтология такой же бич Одессы, как отравления питьевой водой.
Но   ничего,   Это   тоже   интересно.   Мы   тут   уже   полюбили   эти   внезапности.   Такое 
ощущение, что все события, которых не было все эти годы, собрались сейчас. Дай Бог нам 
пережить их без потерь.
Хотя каждый ходит приподнятый.
Приподнятый и твой сын под той же фамилией.
7 сентября 1991 г., Одесса 
Родина, страна, держава
Родина, страна, держава…
Родина – где ты вырос.
Страна – где ты живешь.
А держава образуется благодаря пограничникам. Если бы не они, разлетелось бы все к 
чертовой матери и разбрелось бы по всему миру.
Честь   и   слава   пограничникам,   стягивающим   державу,   стягивающую   столь   разные 

народы в единое кудахтающее и завывающее целое.
Это уникальное явление, когда в одной корзине и волк, и кролик, и лиса, и петух, и 
гиена, и все живут вместе, и даже дают концерты, называемые Хороводы дружбы и Дни 
литературы.
Эх ты, РОДИНА-страна!
Сексуальная революция
Чего-чего, а от скуки не помрем – семьдесят лет в революции. Стаж огромный. На что 
нас только не поднимали: Гражданская война, коллективизация, индустриализация, война, 
захват соседей, борьба с учеными, борьба с писателями, борьба с Америкой, битва за хлеб, 
Братски и БАМы…
Ни   минуты   покоя   –   походные   костры,   вагоны,   рюкзаки,   бараки.   Чуть   хуже,   чуть 
лучше… Все время чего-то не хватало, все время кружка на цепи… То лекарств, то хлеба, то 
картошки… Чего там!..
Однокомнатная на троих и триста рублей на похороны… Уж чего-чего – скучать не 
скучали. Все затихли давно, а мы на целину поехали, а мы сельское хозяйство поднимали.
В мире рок-н-ролл, автомобили, видео, а мы на БАМ поехали. Опять в пургу, тайгу. 
Ведь поехали же. Нас никто и не обманывал. Сказали БАМ строить – мы поехали. Сказали 
Братск строить – мы поехали. Сказали затопить – мы затопили. Все сделали. Стоят, стоят 
Волго-Дон, Братск, БАМ, целина.  Сам видел, все стоит.  Города  стоят – Братск,  Ангарск, 
Нижнекамск, Нижневартовск, – и ничего в нашей жизни не изменилось. То хуже, то лучше в 
рамках очень плохого.
А мы не скучаем, поэмы  пишем, у костра поем, вечные революционеры, тараканы-
передвижники.  Снуем  на перевязанных ногах…  И виноватые все передохли.  Уже  вторые 
виноватые   скончались.   А   мы   все   снуем   с   песнями   под   гитару.   Иногда   кулачки   в   воздух 
подымаем:   «Даешь   Кузбасс,   Донбасс,   космос,   Соликамск!..»   –   и   с   оркестром   на   поезда! 
Тридцать – сорок лет на севере, чтоб затем на юге немного без здоровья и зубов…
Не скучали. В антиалкогольную борьбу включились против себя и долго воевали, круша 
пивзаводы, вырубая виноградники. Не-не, с нами не соскучишься и у нас не заскучаешь.
В перестройку вот включились, на площадь пошли. в секс рванули… Оказывается, там 
тоже отставание. Мы ж-то не знали. Мы ж примитивной техником ковырялись, а там такие 
достижения… Один против трех. два против пяти… Четные пары уже устарели. В состоянии 
постели,   в   состоянии   воды,   в   состоянии   железнодорожного   вагона,   на   базе   парковой 
скамейки и, что главное, – открыто, азартно, при поддержке окружающих с часами в руках и 
мелом…
Ну, на нашем питании Италию и Францию не догнать, но с сексуально отсталыми, типа 
Камерун и голодающая Эфиопия, можем. Литература уже пошла косяком. Мужчина в разрезе 
замечательно показан. Теперь видишь, где у него, подлеца, зарождаются эти устремления и 
как   он,   мерзавец,   действует   в   определенной   обстановке.   И   конечно,   неотразима   дама   в 
разрезе. Изучаешь эту красоту и понимаешь, куда у мужчины все силы, все средства, все 
заработанное в тайге на севере уходит.
Поразительно, как на тех же гнилых овощах, на тех же нехватках совсем другое тело 
получается. И жрать нечего, н надеть нечего, а нежная она и всяческая. И очень хочется ее, 
конечно, от этой жизни заслонить. Вынуть ее отсюда, ватой обернуть и самому пристально 
наслаждаться и рассматривать.
Но   нет,   протестует,   вырывается,   желает   участвовать   в   общественной   жизни   всей 
полнотой   своей,   всем   врожденным   ароматом.   Ну,   ничего,   может,   хоть   они   нам   жизнь 
исправят.   У   мужиков   не   получается.   У   них   всегда   позиции   разные.   Называется   это   – 
альтернатива. То есть стенка на стенку. Как один что-то придумал, так появляется второй и 
придумывает противоположное. В животном мире это давно есть: два петуха, два козла, два 
барана на мосту и так далее. Женщина их может примирить, но ей некогда, она еще и в 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   78

Похожие:

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание  сочинений   в семи  томах
Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7-ми тт. Том М., 1994. Ebook 2012
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений в 9 томах. Том 5: Правда; Москва; 1983  

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconМ. Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20-ти томах. Том М., 1969. Ebook 2012

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconЭдуард Николаевич Успенский   Крокодил Гена и его друзья 
«Общее собрание героев повестей, рассказов, стихотворений и пьес в десяти томах. Том 4-й»: 
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconЕсенин С. А. Собрание сочинений. В 6-и томах. Т стихотворения (190-1925)
Источник: Есенин С. А. Собрание сочинений. В 6-и томах. Т стихотворения (190-1925). – М.: Худ лит., 1977. 429 с
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений в трех томах. Том Волшебный берег.: Детская литература; Москва; 1986
На улице было жарко, солнце лежало и на траве и на дороге. И только под телегой, которая стояла у
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание  сочинений   в семи  томах
Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7-ми тт. Tom М., 1994. Ebook 2012
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconУроки мастеров
Михаил Михайлович провёл параллель между спортом и любовью, чем вызвал у сидевших
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений  В восьми томах 

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconВладимир Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах

Разместите кнопку на своём сайте:
kak.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kak.znate.ru 2012
обратиться к администрации
KakZnate
Главная страница