Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые




PDF просмотр
НазваниеМихаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые
страница2/78
Дата конвертации26.09.2013
Размер1.09 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   78

А те, что на свободе, – те условно, очень условно.
На синем женском теле прекрасные голубые слова:
«И если меня ты коснешься губами, то я умерла бы, лаская тебя!»
Это о любви.
До сих пор основная масса узнает законы жизни из татуировок и блатных песен…
А у них этого нет. Откуда они узнают, как жить?
Даже этого нет: мимо тещиного дома я без шуток не хожу.
Частушек нет. Мата нет!
Как у них грузовик задом подает?
Это все мы для них везем с собой.
С молоком матерным впитали и везем.
Усилитель речи. Чтоб нас услышали, мы говорим не громче, а хуже!
Правило: там хорошо, где нас нет – в основном верное.
Хотя ребята прибегали – есть места, где нас нет, а там все-таки не очень хорошо.
И населения тоже много, и оно все хитрое, и тоже себе думает: «Там хорошо, где нас 
нет», – и сюда смотрит.
Сюда смотреть не надо. Мы знаем, как здесь.
Но если их здесь нет, а все равно плохо, может, кто-то из них все-таки здесь есть?
Так же, как кто-то из нас там… хотя проверяли, и морды били неоднократно, чтоб точно 
– вас здесь нет, нас там нет.
Однако нехорошо и тут и там.
Но таких мест очень мало.
И основной закон они не опровергают, только усложняют доказательство.
Поэтому опять повторяю неоднократно.
Приезжая туда, не делайте вид, что вас там нет!
Вы там есть!
А вот здесь вас уже нет.
И от этого здесь может неожиданно стать лучше.
Но вы этого уже не увидите.
Так что каждый думает сам. Хотя делают вместе.
Бояться не надо!
Ну вот прошел еще один год. Опять доверились и опять опоздали.
– Как ваше мнение?
– А черт его знает.
– Что может быть?
– Все может быть.
– Что делать?
– Давай так: страх испытывать можно, а бояться не надо. 
Хватит цепляться за эту жизнь. Как мы убедились – в ней ничего хорошего. Несколько 
раз вкусно, несколько раз хорошо. И это все.
Любое правительство либо нас сажает в помои, либо мы его сажаем туда. То есть оно 
нами руководит оттуда. И даже не руководит, а посылает и отнимает.
Что там было в этой жизни? Я вас спрашиваю, что там было в этой жизни… Много 
разной водки, поэтому ничего вспомнить невозможно…
– Миша, как вы меня не вспоминаете, мы же в поезде литра три выпили…
– Поэтому и не вспоминаю, сынок.
Ибо,   как   радость,   мы   пьем   истово,   до   состояния   ликования;   как   горе   –   пьем   до 
состояния заглушения…
Да. Этого жалко. Водки с друзьями жалко. Водки на кухне, беседы рот в рот жалко. 
Любви на подоконнике жалко. Это только мы, это только у нас: лампочку в парадной хрясь и 

любишь, как ротный старшина, как бездомный кот, горящий изнутри. Любви жалко, выпивки 
жалко.   Возвращений.   Блудных   следов   своих   путаных   с   другом   вдвоем   мокрым   утром 
туманным, нелетным, милицейским жалко…
Снега жалко тихого в лесу, шапочки меховой и личика под ним румяного, глазастого, 
переходящего в ножки нежные, скрытые под джинсовым панцирем…
Жалко. Да… За всю жизнь, за все годы, за все жизни моего деда, прадеда, отца, отчима, 
второго отчима и меня – ни одного толкового правительства.
Оно что, присуждено? Оно что, там глубоко наверху решено, что мы должны мучиться?
Клянусь,   из   взаимоотношений   с   властью   вспомнить   нечего.   Ну   нечего!   Отнять   и 
послать. Послать и отнять. И из нас же! Из нас же!! На моей жизни, из того, что я помню, 
никогда не мог сказать, что эта компания откуда-то приехала. Ну рожи прошлые мы же все 
помним! Ну, еще раз напряжемся: рожи, те, что у киоска с утра, те и там, наверху. Как эти не 
могут двух слов связать, так и те. Эти – глаза маленькие, лицо большое, идей нет, и те – глаза  
маленькие, лицо большое, идей нет… Эти думают, чего бы с утра, и те… Ни разу никто не 
сказал правильно по-русски. Все через мат. Я сам матом могу. Все мы матом можем. И чего 
дальше?
Сейчас некоторые наши из оголтелых кричат:
– Лучший генофонд уничтожен! Мы нашли виноватых! Давай за нами!
Куда ж за вами, если лучший генофонд уничтожен. А вы тогда кто? За вами пойдешь, 
опять морду набьют. Где же найти приличный генофонд? Куда деваться человеку не совсем 
здоровому, но тихому и порядочному?
Почему у нас старый от молодого мозгами не отличается – вспомнить нечего. Что-то 
есть типа мелочи в кармане: сырки в шоколаде за восемнадцать копеек, пол-литра за три 
шестьдесят две, фруктовое эскимо за восемнадцать копеек. И только древние старики помнят 
по-крупному:   глубокое   и   постоянное   изменение   нашей   жизни   к   худшему.   То   есть 
непрерывное   улучшение,   приводящее   к   ухудшению   жизни   на   основе   строительства 
коммунизма, развитого социализма и недоразвитой демократии с нашим лицом.
Пишите   мемуары.   Мат,   стояние   в   очередях,   ожидание   в   приемных,   долгие, 
бессмысленные разговоры с вождями и кипа собственных жалких заявлений:
«Прошу   не   отказать»,   «Прошу   учесть»,   «Прошу   обратить   внимание»,   «Прошу 
выделить»,   «Прошу   похоронить»…   И   такая   же   дурная   резолюция   в   левом   углу:   «Иван 
Васильевич, при возможности прошу изыскать».
А я мать его в гроб!
Давай   вспоминать   дальше,   чтоб   оправдать   неистовое   стремление   к   этой   жизни.   В 
тридцать лет начинается поправление резко пошатнувшегося здоровья на фоне непрерывного 
уменьшения выделений на медицину.
–   Вам   надо   на   операцию.   Собирайте   вату,   бинты,   шприцы,   капельницы,   гималезы, 
гидалезы, банку крови. Лежите с этим всем. Мы вас разрежем и поищем внутри. Нам тоже 
интересно, отчего вы так худеете.
Полная потеря интереса к своему здоровью со стороны больных и врачей сделала нас 
одинаково красивыми. Про рты я рассказывал, творожистый цвет кожи упоминал, запах изо 
рта   описывал.   Сутулая   спина   и   торчащий   живот   дополняют   внешний   облик   строителя 
коммунизма.
Что ж, я так думаю, цепляться за эту жизнь. Когда и как мы переживем сегодняшних 
начальников, чтоб увидеть светлую полоску, я уж не говорю – почувствовать…
И так тонко складывается ситуация, что при гражданской войне мы опять будем бить 
друг   друга:   то   есть   беспайковый   –   беспайкового,   низкооплачиваемый   –   бесквартирного, 
больной – больного. Ведь все мы и вы понимаете, что до них дело не дойдет и дачу их не  
найдешь. И опять дело  кончится  масонами, завмагами, армянами  и мировой усталостью, 
которая и позволит всем вождям от районных до столичных снова занять свое место. Что они 
немедленно сделают с криком: «Дорогу пролетариату! Народ требует! Народ желает, чтобы 
мы немедленно сели ему на голову!» А мы с вами расчистим им путь своей кровью. Такие 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   78

Похожие:

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание  сочинений   в семи  томах
Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7-ми тт. Том М., 1994. Ebook 2012
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений в 9 томах. Том 5: Правда; Москва; 1983  

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconМ. Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20-ти томах. Том М., 1969. Ebook 2012

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconЭдуард Николаевич Успенский   Крокодил Гена и его друзья 
«Общее собрание героев повестей, рассказов, стихотворений и пьес в десяти томах. Том 4-й»: 
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconЕсенин С. А. Собрание сочинений. В 6-и томах. Т стихотворения (190-1925)
Источник: Есенин С. А. Собрание сочинений. В 6-и томах. Т стихотворения (190-1925). – М.: Худ лит., 1977. 429 с
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений в трех томах. Том Волшебный берег.: Детская литература; Москва; 1986
На улице было жарко, солнце лежало и на траве и на дороге. И только под телегой, которая стояла у
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание  сочинений   в семи  томах
Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7-ми тт. Tom М., 1994. Ebook 2012
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconУроки мастеров
Михаил Михайлович провёл параллель между спортом и любовью, чем вызвал у сидевших
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений  В восьми томах 

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconВладимир Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах

Разместите кнопку на своём сайте:
kak.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kak.znate.ru 2012
обратиться к администрации
KakZnate
Главная страница