Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые




PDF просмотр
НазваниеМихаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые
страница14/78
Дата конвертации26.09.2013
Размер1.09 Mb.
ТипДокументы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   78

если брали, очень холодную и вкусную, то ее заедали вот этим куском… Назывался он – «по-
суворовски», значит, с кровью, и огурчик соленый, или помидорчик, или просто капусточка 
квашеная, она и сейчас кое-где есть. Еще вина были и пиво. Пиво – это такая жидкость, это 
вообще не описать. Она сама коричневая, но вкус не описать, вроде как-то терпко и гуще, чем 
сама   вода,   но   жиже,   чем,   допустим,   кефир,   горьковатая,   что   ли,   даже   уже   с   трудом 
вспоминается. А к ней или к нему, уже не помню, шла соленая вот эта рыбка. Старики мне 
рассказывали,  совсем  маленькая,  называлась  снеток,  а  позже  появилась вобла  и  пропала. 
Позже раки шли. Ну, этих описать времени много нужно. Они вроде насекомых, но больше. Я 
потом   расскажу,   не   сейчас.   Сейчас   мы   просто   вспоминаем,   без   подробностей.   Вам   же, 
наверное, интересно. Я сам помню, с каким интересом слушал стариков.
Ну я еще застал сыр голландский, творог, это все делалось из молока. Я сам плохо 
помню. Как я вспоминаю, сыр был твердый, творог мягкий. Каши овсяные, перловые, пловы 
любили есть в Средней Азии – это была их национальная еда. Говорят, там еще их варят. эти 
пловы, хотя тайно, чтоб не отобрали.
Индейки   помню   разных   национальностей.   Телевизоры,   холодильники,   приемники   – 
вообще товаром не считались: хочешь – бери, не хочешь – не бери. Правда, правда, чего 
улыбаешься. Тогда было принято ругать их качество, мы же еще не подозревали, что они 
вообще…
У матери спроси, она вспомнит. Кстати, в городах войск не было. Люди были разных 
национальностей. Клянусь. В толпе попадались армяне, азербайджанцы, грузины, осетины, 
узбеки,   месхетинцы.   Мы   их   тогда   не   различали.   Они,   наверное,   знали,   как   друг   друга 
отличить, но мы не могли, и они так и ходили вместе. Клянусь. Да чего там армяне. Евреев 
можно было запросто встретить. А хочешь поговорить – пожалуйста. Страна вообще была 
большая, и все жили, и претензий особых не было. Только вот эти раздражали. Канарейки с 
репродукторами. Едут эти авто и чего-то говорят. Что говорят – не разобрать. Но все знали – 
стать к стене лицом, и после этого черные шли и их флажками приветствовали. Они пройдут 
и   опять   все   гуляют.   В   магазины   заглядывают,   в   рестораны.   В   ресторане   можно   было 
поужинать за десять рублей. Клянусь! Можешь маму спросить. А вообще жить нельзя было, 
хотя все жили. А сейчас жить, конечно, можно, но осуществить это гораздо труднее.
Мода сезона
Мода   сезона:   цвет   хаки,   никакой   синтетики,   коттон,   кожа   натуральная,   небольшие 
погончики, накладные карманы, брюки типа бридж, галифе, металлические пуговки здесь, 
здесь и здесь, короткие полусапожки, сумочка в виде вещмешочка, в качестве украшений на 
поясе   резиновые   палки,   наручники,   револьвер,   ожерелье   из   патронов,   со   свисающей   по 
центру дымовой шашкой и газовым баллоном.
При встрече на улице с другим человеком, независимо от его национальности, сейчас 
очень   модно   бежать,   прятаться,   окапываться,   стрелять   под   ноги,   скатываться   в   обрыв, 
хоронить без гроба, увлекая за собой любопытных.
Выставка «Мода-95» открыта в подвалах МВД. Вход со стороны Петровки, 38, о выходе 
будет объявлено особо.
Люди социализма
Оттопыренный   зад,   согнутый   позвоночник.   Руки   до   земли.   К   рукам   приросли   две 
кошелки. Загорелые кисти, шея и одно колено от дыры в штанах. Грудь в форме майки. 
Плоскостопные стопы с огромными мозолями. На мозолях и осуществляется передвижение.
На лице написано:
– Это не я!
– Как не ты? – на лице встречного.
– Не я и все!

– От, мать… А кто?
– Вот он.
– Это ты?
– Не я.
– Он говорит, не он.
– Врет. Он это, все он.
Уши торчат из-за спины, шепот:
– Эй!
– Чего?
– Дверные замки нужны?
Губы вытянуты. Глаза по кругу. Из кустов:
– Эй!
– Чего?
– Плинтуса есть?
Все население принимает форму предмета. Кто с чем работает, его форму и принимает.
Есть герои в форме винтовки, с собакой в виде пистолета. Бойцы в виде газбаллона. 
Продавцы пива в виде бочки. И следователь в виде палки.
Лица следующих типов.
Первый. Руководящее.
Гладкое,   круглое,   смазанное   куриным   жиром,   с   пристальным   взглядом:   «Это   кто 
сделал?»
Второй. Руководимое.
Цвета свежего салата, чернозубое, белоглазое, вращающееся в разные стороны: «Это не 
я!» Мгновенно бросает работу, даже если в ней заинтересован. Толпу видеть не может. Не 
может видеть бегущих. Тут же включается. От этого его часто бьют, и он голосует себе во 
вред.
Третий. Лицо передаточное типа ряха 1.
Цвета   свеклы   в   разрезе,   не   вмещающееся   ни   в   какую   шинель,   разящее   перегаром 
состава: лук, чеснок, шампанское, пиво, самогон, перекись водорода, семечки, вобла, ацетон. 
Глаза  щелевидные,  красные,  типа  «зенки»,   тоже  с  запахом.  Руки  красные,  ноги  красные, 
трусы черные периода первых физкультурных парадов. Жену и детей бьет. Верх лижет, низ 
топчет. Живет в прихожей и погребе, парадной комнатой не пользуется – ждет генерала или 
мэра. Гласных не употребляет, только согласные: здрст, пшл вн, рздись. Не голосует никогда.
Тип четвертый.
Гуманитарий, переделанный из инженера. Находится на уровне низа чуть справа, если 
смотреть сверху. Ценит мысль и выпивку. Чередует. Пришла мысль. Значит, надо выпить. Не 
пришла мысль – надо выпить, чтоб скрасить ожидание. В отличие от первых трех обращает 
внимание на женщин, которых чередует с выпивкой и мыслью. Не пришла мысль, но пришла 
женщина – выпьем. Пришла мысль, но не пришла женщина – выпьем. Не пришли ни мысль, 
ни женщина – тут вообще… А они вместе не приходят. Отсюда пьянство с незнакомыми 
людьми.
Лицо   носит   широко   распространенное.   Фигура   шарообразная.   Руки,   ноги,   желудок, 
печень   –   все   есть,   но   ничего   не   работает.   Дружит   с   врачами,   у   которых   то   же   самое. 
Спасается юмором. Не уверен ни в чем. В одежде ужасен, без одежды страшен. Имущества 
нет. Не может объяснить, где живет. Какие-то углы у каких-то женщин. Гордится нищетой. 
Заранее злорадствует над своими грабителями. Они могут вынести только помои. В общем 
живет неплохо, пока не пришла мысль об отъезде. Тут же становится невменяемым. Однако 
все. Назад дороги нет. Эта мысль обратного хода не имеет. Ее приход сразу делает людей 
разными!   Голосует   очень   активно,   хотя   и   себе   во   вред.   Порывается   руководить.   В 
ответственный момент скрывается, напивается, прячется у женщин.
1 Ряха – рожа, морда, нечеловеческое лицо огромного размера, 500 х 500 мм, лежащее на плечах. На оклик  
поворачивается вместе с телом.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   78

Похожие:

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание  сочинений   в семи  томах
Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7-ми тт. Том М., 1994. Ebook 2012
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений в 9 томах. Том 5: Правда; Москва; 1983  

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconМ. Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 20-ти томах. Том М., 1969. Ebook 2012

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconЭдуард Николаевич Успенский   Крокодил Гена и его друзья 
«Общее собрание героев повестей, рассказов, стихотворений и пьес в десяти томах. Том 4-й»: 
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconЕсенин С. А. Собрание сочинений. В 6-и томах. Т стихотворения (190-1925)
Источник: Есенин С. А. Собрание сочинений. В 6-и томах. Т стихотворения (190-1925). – М.: Худ лит., 1977. 429 с
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений в трех томах. Том Волшебный берег.: Детская литература; Москва; 1986
На улице было жарко, солнце лежало и на траве и на дороге. И только под телегой, которая стояла у
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание  сочинений   в семи  томах
Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7-ми тт. Tom М., 1994. Ebook 2012
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconУроки мастеров
Михаил Михайлович провёл параллель между спортом и любовью, чем вызвал у сидевших
Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconСобрание сочинений  В восьми томах 

Михаил Михайлович Жванецкий  Собрание произведений в пяти томах. Том  Девяностые iconВладимир Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах

Разместите кнопку на своём сайте:
kak.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kak.znate.ru 2012
обратиться к администрации
KakZnate
Главная страница