Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011




Скачать 336.53 Kb.
НазваниеКолчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011
страница1/2
Колчина Т В
Дата конвертации15.09.2013
Размер336.53 Kb.
ТипДокументы
  1   2


Управление социальной защиты населения Администрации Волгоградской области
Государственное специализированное стационарное учреждение социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов

«Волгоградский областной геронтологический центр»


Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи

г. Волгоград 2011

Колчина Т.В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011.

Автор: Колчина Т.В. – врач – психиатр, психотерапевт ГССУ СО ГПВИ «Волгоградский областной геронтологический центр»
В данном методическом пособии представлена информация о причинах возникновения страха у пожилых людей, факторах, способствующих их возникновению и усугубляющих их проявление, методах коррекции этих состояний.

Данные методические рекомендации предназначены для психологов, медицинских работников, специалистов по социальной работе, специалистов учреждений социального обслуживания населения.


© Управление социальной защиты населения Администрации Волгоградской области

Введение
Эмоциональная жизнь пожилого человека, мир его субъективных переживаний сложен и представляет неисчислимое разнообразие. Новизна и свежесть ярких эмоциональных красок приносит чувства удовольствия или неудовольствия, ощущения полноты жизни или горечи. И человек радуется, огорчается, страдает и тоскует, мужественно борется, находя силы для преодоления отрицательных эмоциональных переживаний, веруя в завтра, ставя и разрешая всё новые задачи. В детстве эмоции проявляются безудержно – в ярких внешних проявлениях восторга, радости или обиды, страха неудовольствия. Эмоциональная реактивность и способность к эмоциональной разрядке отражается на поведении человека, в проявлениях его деятельности.

По мере старения наступает изменения реактивности человека. Происходящие эмоциональные пертурбации заставляют по- другому видеть сегодняшний день, так как завтра сулит отрицательные переживания – болезни, старость. Психическая реактивность меняется с возрастом и влияет на поведение и взаимоотношения с окружающими. Проявляется раздражительность, угрюмость, колебания настроения, тревожность в форме страхов.

Недостаточно изучены защитные, приспособительные механизмы, которые у старого человека уравновешивают наступившие изменения. Важно выделить 3 компонента: особенности личности пожилого человека и тех изменений в системе отношений, которые обусловлены периодом увядания и характером жизненной ситуации; соматического состояния и сопутствующих болезней; а также самооценки своего здоровья. Взаимоотношения всех этих компонентов могут подвергаться значительным колебаниям в рамках той или иной индивидуальности, что естественно, влияет и на характер эмоциональности и психогенной реактивности в пожилом возрасте.


Страхи у пожилых людей
Старость – это не только прожитое, но и нажитое в процессе взаимодействия организации с внешней средой. Это не только результат многолетнего воздействия среды на индивидуума, но и результат сложных процессов диссимиляции, происходящих во внутренней среде организма. Как подчеркивает И.М.Сеченов, у старого человека остается «согласование жизненных потребностей с условиями среды. Изменяются лишь уровень реакции и порог раздражительности, соответственно изменениям в молекулярных, клеточных и тканевых структурах».

В процессе старения изменения адаптационно - компенсаторных возможностей тесно связаны со снижением общей реактивности организма. Снижение биологических адаптационных возможностей отражается не только на общем соматическом состоянии, но и влияет на социально-приспособительные реакции. Поэтому на человека в старости в большей степени оказывают отрицательное влияние стрессовые факторы, вызывая изменение общей реактивности, которая, в свою очередь, ведет к соматическому дискомфорту, затем к соматическим изменениям и, как следствие, изменению характера и личности. В связи с этим меняется жизненный стереотип, интересы и система отношений личности в целом. Большое значение приобретает изменение эмоциональных отношений, в связи с чем в поведении при различных жизненных ситуациях четко прослеживается тенденция к тревоге, беспокойству, тоске, страхам даже в ответ на малозначащие обстоятельства и воздействия. В то же время, частое перенапряжение эмоций и, как результат,- эмоциональные срывы, отражающиеся на различных психодинамических уровнях, способствует преждевременному старению.

По мере старения наступает снижение психической реактивности человека: снижается активность и устойчивость к психотравмирующим факторам, с трудом переносятся жизненные трудности. Происходящее вызывает эмоциональные пертурбации, что заставляет по-иному «видеть» сегодняшний день, т.к. «завтрашний» сулит только отрицательные эмоциональные переживания – болезни, старость, смерть.

Изменяющаяся с возрастом психическая реактивность влияет на поведения, взаимоотношения с окружающими все ярче выступают раздражительность, гневливость, угрюмость, колебания настроения. На этом сроке выявляется нерешительность, неуверенность, страхи, тревога любая стрессовая реакция становится более ясной, если рассматривать ее в свете значения защитных психологических процессов, порождаемых угрозой. В соответствии с этим интенсивность и характер стрессовой реакции может зависеть от оценки этой угрозы и отношения к ней. Реакции на отрицательные переживания могут изменяться, если изменить отношение к эмоциональной травме, но изменения отношений в старости нелегко достигается. Постоянными факторами при этом является постоянная напряженная ситуация, которая связана с изменением привычного жизненного стереотипа: изменения условий быта, изменения в обществе, страх перед будущем, неотвратимыми «болезнями старости», страх смерти. На фоне растущей эмоциональной неустойчивости и напряженности тревога и чувство страха усиливаются, провоцируют обидчивость и тогда любые взаимодействия порождают угнетенное настроение, усугубляют чувство страха, состояние тревоги, беспричинной тоски, сожаление об ушедшем прошлом и отсутствием будущего. Происходит «переоценка ценностей».

На эмоциональное состояние пожилых людей заметное влияние оказывают и метеорологические факторы. В пожилом и старческом возрасте, когда сосудистые нарушения достаточно часты, колебания температуры, изменение климата усиливают чувства тревоги, беспокойства, эмоционального дискомфорта. В этот период усиливаются и страхи таких заболеваний, как рак, инфаркт, инсульт. Недостаточная эмоциональная гибкость пожилых людей, постоянное чувство страха мешают переключению на другие раздражители, и благоприятствует развитию неврозов. Интересно отметить, что такого рода эмоциональная дезорганизация может возникать у пожилых людей под действием аффекта генных влияний, которые имеют не только отрицательную, но и положительную окраску. Типичным для пожилого возраста направленность эмоции в сторону тревоги, беспокойства и страха.

Переживания пожилых людей даже по поводу радостных событий, например предстоящая встреча с друзьями или близкими людьми, порой омрачается чувством страха за будущее, тоской и тревогой. Эти застойные переживания подчиняют поведение человека тревоге настолько, что «уничтожают» все основания чувствовать себя довольным в данной ситуации.

Вызываемая психогенными влияниями и измененными реакциями личности стареющего человека дезадаптация способствует частым реакциям растерянности и потери прежней эмоциональности. В этом случае стираются грани между нормой и патологическими проявлениями и тогда депрессивно-тревожные, фобические компоненты формируются в депрессивно - фобические, тревожно – астенические, депрессивно – ипохондрические и неврастенические состояния.

Изучая пожилых людей, страдающих чувством страха, я предлагала им описать свои переживания. Все самооценки были достаточно сходными: «страдаю», «гложет тоска», «волнуюсь», «думаю только о плохом», «живу в вечном страхе, вечной тревоге», «жизнь без красок», «страх будущего», «почему впереди смерть», «что меня ждет». Разумеется, что для каждого психически здорового человека, смерть была и остается явлением тягостным, лишенным смысла, насилием над волей. Когда приходит время и встает вопрос: «Почему смерть, если я хочу жить?», то именно он становится источником непрерывных страданий, страха и прикованности мысли. По описаниям наблюдавшихся мной людей пожилого и старческого возраста, их беспокоит чувство безысходности, беспомощности, скорби, протеста и жалости к себе («Жизнь пролетела бессмысленно», «чего я достиг», «сколько еще впереди?»). Чувство изоляции от окружающего мира, невозможность поделиться своими размышлениями, сокровенными мыслями, нарушение сна, уход в воспоминания прошлого – вот доминирующий эмоциональный фон позднего возраста, провоцирующий страх скоропостижной смерти.

Один из наблюдавшихся мною пациентов, за короткий отрезок времени похоронил несколько родных человек. Он так характеризовал остроту своих переживании: «Мне так тяжело потому, что, по сути, я присутствовал на генеральной репетиции своих похорон». У пожилых людей часто появляется страх за вину, искупить, которую уже невозможно. Эти страхи и самообвинения надолго декомпенсируют пожилых людей и тогда старый человек все чаще начинает жить в мире огорчений и переживаний. Для предупреждения этого, следует пожилых людей «воспитывать» таким образом, чтобы они не испытывали страха смерти. Обучение «искусству жить полной жизнью» способно свести износ организма до минимума. А главный источник износа организма – это усилие, которое прилагает человек, чтобы выполнить невыполнимое.

Пытаясь выяснить особенности психогении в форме страхов по мере наблюдения пожилых людей, были выявлены основные психотравмирующие факторы, которые вызвали развитие фобии. Это были:

  1. болезнь или смерть близких;

  2. семейные конфликты (ситуации оскорбляющие самолюбие);

  3. неприятные ощущения в теле;

  4. актуализация прошлых переживании;

  5. воздействие оскорбительных слов, воспоминаний;

  6. сновидения;

  7. ломка привычного стереотипа;

  8. осознание старости и изменений, связанных с возрастом (страх болезни, смерти).

Среди всего многообразия психогенных факторов главное место принадлежало внезапным ситуациям, которые сопровождались страхами, психическими заболеваниями близких, длительный уход за тяжелобольными людьми, обряды, которые связаны с похоронами. Все эти психотравмирующие ситуации оказывали тягостное воздействие и совпадали с общей направленностью переживании стареющего человека. Во многих наблюдениях развитию страхов способствовали несколько следующих друг за другом переживаний и главными психогенными факторами являлись смерть и, связанные с этим обстоятельством, ассоциации о возможности собственных тяжелых болезней и смерти, испытанные чувства внезапного испуга и страха. Важно подчеркнуть, что в переживаниях имела значение сумма отрицательных эмоций, что отражалось на клинической картине и течении неврозов у больных в позднем возрасте. С этим связано то обстоятельство, что при неврастенической симптоматике на первый план выходил тревожно – фобический ипохондрический синдром. Своеобразным психогенным фактором могут являться и неприятные ощущения. Так, больную Е. после аппендэктомии на протяжении многих дней беспокоило ощущение «разрывающегося пузыря в животе». Наблюдения за пожилыми людьми показывают, что ощущения «сдавления горла», «застревания пищи», «торчания инородного тела», порождали канцерофобию, которая в дальнейшем перерождалась в стойко фиксирующиеся мысли на неделю и месяцы. Стоит отметить, что сенестопатии могут в дальнейшем не повторяться, а фобии и комплекс ипохондрических настроении может сохраняться длительный период.

Изучение возникновения и влияния страхов на пожилых людей представляет значительный интерес. Наблюдение за людьми пожилого и старческого возраста показали, что на протяжении жизни страхи изменяются и с течением времени становятся более постоянными. Отмечены следующие варианты страхов:

  1. первичный конкретный страх (страх инфаркта, паралича, канцерофобия);

  2. первичный страх, обусловленный соматическими изменениями в организме (эндокринно – вегетативные сдвиги, сосудистые нарушения);

  3. страх, обусловленный измененной системой отношения личности и самооценка больных;

  4. немотивированный страх, сочетающийся с тоской и тревожной направленностью личности;

  5. страх, исходящий из тягостных ощущений;

  6. страх, подвергающийся трансформации – в состоянии тревоги, беспокойства, растерянности.

В позднем возрасте, по моим наблюдениям, преобладают страхи, которые связаны с измененной самооценкой, немотивированные страхи, ипохондрическая интерпретация имеющихся неприятных ощущений и конкретные страхи, создаваемые из мелких жизненных затруднений. По существу страх нельзя отделить от комплекса эмоциональных расстройств, которые выявляются при невротических состояниях позднего возраста. Страх, тревога, смятение, угнетенное настроение, опасение, состояние эмоционального напряжения, беспокойство, безысходность – это изменчивость эмоций при нервозах у пожилых людей. Здесь, как нигде, эмоциональные изменения оказывают дезорганизующие действия, а наступающие дезадаптационные сдвиги, могут быть достаточно стойкими, приводя к длительному и плохо коррегируемому течению болезни. Лейтмотив всех страхов и переживаний – уход прошлого и разочарование в нем, отсутствие будущего, одиночество, потеря цели жизни, старость. Эти явления в пожилом возрасте статичны и однообразны, плохо поддаются лечебной коррекции. Во многих других наблюдениях можно было отметить отрицательное влияние нарушения сна на развитие и течение невротических страхов позднего возраста. В этом периоде наблюдаются: нарушение засыпания; сон, который сопровождается частыми просыпаниями на протяжении ночи с развитием в последующем бессонницы; раннее пробуждение утром.

Характерным для людей пожилого и старческого возраста является изменение формулы сна – сонливость в дневное и бессонница в ночное время. При этом ночной сон сопровождается множеством неприятных ощущений со стороны внутренних органов, особенно со стороны сердца. Сон, прерывающийся состоянием тревоги, страха порождает различные мысли, воспоминания, состояния беспокойства. В старости сновидения часто отражают переживания и даже конкретную психотравмирующую ситуацию: устрашающие сновидения, связанные с мыслями о мучениях, физических страданиях, гибели или смерти своей или близких людей, многократно повторяющиеся. После таких сновидении пожилые люди боятся засыпать, что порождает еще большую тревогу и страх.

Для изучения наступающих в пожилом возрасте страхов, я наблюдала за клиентами Областного геронтологического центра, возраст которых колебался от 70 до 86 лет. Большая часть пожилых людей отмечала снижение общего фона настроения, появление грустных переживаний, 40% из них подчеркивали потерю способности радоваться. Почти все выражали желание жить, меньшая часть отмечали ослабление этого чувства. Идеализация прошлого выявилась у 60%, вспоминали прошлое около 15 человек опрошенных с объективно тяжелым прошлым. Сужение круга интересов выявлено у большей части обследуемых. С возрастом изменяется и отношение к ярким краскам, отдавая предпочтение спокойным тонам. У большой части обследуемых потерян интерес к быту и самообслуживанию, они стали менее аккуратными и опрятными. Неуверенность в себе и ограничение контакта с окружающими вызывают у пожилых людей боязнь одиночества, беспокойство за своих близких. Склонность к воспоминаниям о событиях прошлого, при ухудшении памяти, приводит к ложным воспоминаниям, к конфабуляциям, к актуализации переживаний старых ситуаций. У пожилых людей стирается грань между нормой и патологией. Замечено, что к фобиям склонны люди с определенной врожденной конституцией и определенным личностным складом и характерными для него формами общего и психического реагирования, перенесенными в прошлом соматическими неполадками. Так что как в генезе, так и в структуре любого невротического состояния играет роль сплав конституционального (эндогенного), соматического и психогенного факторов.

Обратило на себя внимание снижение способности к волевому усилию. Все указывали на то, что переживание времени в старости меняется: « время летит быстрее», «жизнь быстро протекает». У 30% женщин обнаружилось негативное отношение к своему старению, а у части из них приняло характер геронтофобии. У остальных же отношение к старению воспринималось спокойно, как к неизбежному процессу. Данные этого исследования подтверждают, что старение и старость ведут к сложным характерологическим изменениям. Из изложенного выше понимание старения и старости как физиологического явления, как естественного отрезка онтогенетического процесса, становится ясным, что омолаживать людей нельзя, время идет вперед, вспять его не повернуть. Однако возможно борьба с преждевременной патологической старостью. В этом плане и пригодны все психологические мероприятия: прогулки, умеренные гимнастические упражнения, легкий физический труд, умеренная еда. Пожилые люди этими рекомендациями должны пользоваться с чувством меры, не утомляясь, а испытывая интерес и радость.

Для задержки темпа обратного развития умственных способностей важны умеренные физические и психические упражнения гаснущих функций (внимание, память и др.). Для предупреждения в старости различных патологических реакций (фобии, тревога, тоска), крайне существенно сформировать благоприятное отношение к людям в обществе, поднять их веру в себя, в свою значимость. В этом плане большую роль играет индивидуальная психотерапия. По данным Kral (1962), наблюдающиеся у людей в пожилом возрасте фобии не столько зависят от возрастных церебрально – органических изменений, сколько от их чувствительности к социально – психологическому стрессу. Эти переживания в форме страхов в основном выражаются в невротических и неврозоподобных синдромах. Своевременное проведение лечебно- профилактических мероприятий может предотвратить возникновение у них более тяжелых нервно- психических заболеваний. С этой целью целесообразна организация специальных геронтологических диспансеров с психоневрологическими кабинетами, а также создание геронтологических кабинетов в психоневрологических диспансерах. Больных же с более стойкими и упорными проявлениями страхов можно лечить в дневных или ночных стационарах.

Все сказанное выше об этиологии, патогенезе неврозоподобных состояний и их особенностей у людей в пожилом возрасте, позволяет наметить общую схему их лечения, которая должна быть комплексной и поэтапной. Пожилые люди легко дезадаптируются и нуждаются в моральной поддержке близких людей и социально – психологической адаптации. Соматическое старение сопровождается недугами, субъективно воспринимаемыми в виде недомогания, дискомфорта, в полярности личностных особенностей. Личностные изменения не только затрудняют социально- психологическую адаптацию пожилых людей в новых условиях, но и препятствуют межличностным отношениям в ближайшем окружении. По отношению к пожилым людям следует принимать на первом этапе лечения комплекс средств, улучшающих клеточный обмен, укрепляющих и тонизирующих отдельные системы и организм в целом, повышающих его общую сопротивляемость и не специфическую реактивность. В связи с дефицитом витаминов, у пожилых людей в этом возрасте рекомендуется комбинация различных витаминов. В этот комплекс должны входить все витамины группы В (В6, В1, В12, В15, никотиновая кислота). Осторожность требуется в отношении витаминов А и D. Учитывая снижение функционального состояния печени и общего нарушения обмена веществ, больным рекомендуется комплекс аминокислот. Снижение функционального состояния эндокринной системы у большинства людей в позднем возрасте, делает показанным применение некоторых гормональных средств, которые играют активизирующую роль: назначают маленькие доли инсулина и тиреоидина. Также назначают различные соли калия, магния и фосфора. Естественно, что общие мероприятия, положительно воздействующие на больных позднего возраста, являются правильной организацией режима дня, быта, прогулок, умеренных физических занятий, общения с друзьями. При составлении рациона для больных в позднем возрасте должны быть учтены встречающиеся у них ахилия, атония кишечника, запоры.

Психо – терапевтические методы лечения пожилых людей должны носить мягкий щадящий характер. Хорошо зарекомендовали себя коллективные и индивидуальные беседы успокаивающего и обнадеживающего характера. Задача таких бесед – убедить, что прожитая ими жизнь не бесполезна, их труд имел значение не только для них самих, но и для общества в целом, что реализация физических и душевных сил возможна в любом возрасте, она способна приносить радость и удовлетворение на любом этапе и т. п. Целью подобных занятий является повышение чувства связанности с будущим поколением и обществом. К общим психотерапевтическим мероприятиям относятся и лечебно – реабилитационные воздействия, такие, как посильный труд, участие в работе кружков, в различных культурных мероприятиях и т.п.

Значительную помощь психологу могут оказать родственники больных фобиями. Для этого специалист проводит соответствующие занятия, включающие правила обращения с больными фобиями.

Одним из важных блоков работы с такими больными является индивидуальная психотерапевтическая работа, которая чаще всего показана при фобических и невротических состояниях. Проблема психотерапии людей пожилого возраста тесно связана с вопросами общей геронтологии. Для успешной психотерапевтической помощи необходим ряд предпосылок: изучение особенностей личности и психогенеза, установление необходимого контакта с больными, выработка тактики психотерапии, её методов, комбинации её приемов, их последовательности, создание условий для усвоения больным психотерапевтического материала. Необходимо создание соответствующего психологического климата в отношениях больного с врачом, с окружающей средой и одновременным снижением значимости стрессовой ситуации. Чрезвычайно важной основой психотерапии в этом возрасте является перестройка отношения больных к самому факту старения, изменения их самооценки, создание новых установок и направленности человека, пробуждения в нем воли к достижению цели, веры в будущее. Большое влияние оказывают примеры из жизни людей аналогичного возраста, демонстрирующие большие потенциальные возможности, даже в случае имеющихся у них серьезных заболеваний.

Создание новых систем значимости для пожилых людей играет тонизирующую психотерапевтическую роль. Если обратиться к данным литературы разных времен, то можно убедиться в том, что многие крупные ученые, поэты и философы жили и творили до глубокой старости. Они не реагировали трагически на бремя своего возраста. Так, отец медицины, Гиппократ, прожил до 99 лет, Демокрит до 102 лет, Кант до 80 лет, Галилей до 81 года. Как известно, в настоящее время, среди наших современников насчитывается большое число долгожителей, достигших возраста более 100 лет. У долгожителей, сохранивших хорошее здоровье и работоспособность в этих возрастных пределах, можно считать, что старение протекает по физиологическому типу. Именно такой тип старения должен стать нормой. Соматотерапия и психотерапия способны предотвратить преждевременное одряхление организма и его отдельных органов и систем.

Опыт работы с пациентами показал целесообразность использования нескольких сеансов психотерапии (2 раза в неделю – 10 сеансов), с последующими поддерживающими сеансами (1 – 2 раза в месяц). Как известно, критерием эффективности психотерапии является исчезновения симптомов болезни, и в первую очередь: ресоциализация, реориентация больного. С этой целью создаются и успешно работают специальные программы ресоализации, программы дружеских визитов, общественный центр здоровья, чтобы «прибавить не годы к жизни, а жизнь к годам».

Такое «прибавление» возможно, если с помощью психотерапии в этом возрастном периоде добиться угасания у больных невротических симптомов, изменения нарушенных систем отношений личности, исчезновения эмоциональной напряженности, улучшения настроения, физического состояния, повышения жизненного тонуса, восстановления сна, появления интересов и определенных планов. У наблюдаемых пациентов исчезали страхи, появилась уверенность в себе и, как следствие, они становились более контактными, доброжелательными, терпеливыми, более спокойно переносили стрессы. Большое значение имеют психогигиенические беседы по вопросам, связанных с трудом, отдыхом и личной гигиеной. Особое внимание уделялось и созданию благоприятной социально-психологической среды для преодоления вредоносного влияния таких фактов, как одиночество, отсутствие контакта с родственниками, друзьями. На жизнь каждого человека оказывают влияние масса факторов, но закономерным при этом является желание прожить ее счастливо. Более трудной задачей является «умение стареть» и стареть счастливо. Там, где есть цели, стремления, определенные планы, способности трезво оценивать обстоятельства жизни, а главное, где есть желание поделиться накопленным опытом, открыть в себе новые возможности, а, нередко, и таланты, возникает ощущение счастья и желания жить.

Основной вывод – это значение профилактики патологического старения, своевременного лечения больных с неврозоподобными нарушениями в позднем возрасте на раннем этапе заболевания, когда клинические проявления сводятся в основном только к невротическим проявлениям. Проведение правильных лечебно – профилактических мероприятий на этом отрезке патологического старения не только предупреждает прогрессирование нервно – психических расстройств, но может вести к их регрессу или их компенсации, к общей и специальной реадаптации больных.

В настоящее время большинство людей нелегко переживают приближение 60 – 65 лет. Именно этими роковыми годами по легенде, рассказанной более ста лет тому назад канцлер Бисмарк определил границу работоспособности человека. Опираясь на данные своих работ и исследований Секерберта, заключает, что «полезность» и работа выступают главными факторами, которые обеспечивают и предсказывают значительную продолжительность жизни.

Было проведено геронтологическое исследование. Возраст охватывал период от 72 до 87 лет. Психологов интересовало, как за прошедшие 12 лет изменились показатели активности, приспособленности, какой стала способность управлять событиями своей жизни. Результаты показали, что у большинства стариков активность уменьшилась, сократилась система побуждений, улучшился процесс адаптации. Однако снизилась способность контролировать события своей жизни, ухудшилось настроение и появились страхи. Предварительное обобщение результатов доступных работ, касающихся психологии позднего периода жизни, позволяют выделить два личностных типа, отличающихся друг от друга уровнем активности, отношением к миру и себе, удовлетворенностью жизнью. Представители первого типа - без особых эмоциональных нарушений переживают уход на пенсию. А между тем, это событие психологи считают одним из 3 предикторов скорой гибели людей пожилого возраста. Вторым предиктором является смерть одного из супругов. Третий предиктор – это переселение старых людей в дом престарелых, особенно если перемещение на новое жительство происходит помимо воли индивида. Так, мной наблюдалась проживающая Х, которую помимо воли поместили в Геронтологический центр. Все оставшиеся дни женщина постоянно пребывала в депрессивном состоянии, плакала, не спала по ночам, в результате у неё появились страхи, она стала высказывать стойкие суицидальные мысли. Через два месяца она умерла. Для многих пожилых людей жизнь в доме престарелых – это потеря будущего, за тонкими границами которого жизненный мир заполняется чередой неопределенности и бессодержательности. Прошлое начинает господствовать над жизненным миром индивида.

По данным Лер (Lehr, 1984 г.), у людей на 7-9 десятке лет отмечается высокая активность, которая всегда связана с позитивной установкой на будущее. Так, у одной из его пожилых пациенток, внезапно появились прекрасные художественные способности. Занятия интересным делом, установление новых дружеских связей, сохранение способности контролировать своё окружение порождают удовлетворенность жизнью и убирают страхи.

Иногда, страхи настолько внедряются в жизнь пожилого человека, что у них развивается пассивное отношение к жизни, они отворачиваются от окружения, сужается круг их интересов, теряется сон и аппетит. Как следствие - они теряют уважение к себе и переживают тягостное чувство ненужности.

Широко распространен в современном обществе стереотип «старости», «стариков, бредущих по обочине жизни». Быстрая инволюционная регрессия, которая обнаруживается у людей в пожилом возрасте – результат их неспособности противостоять влиянию социальных стереотипов. Это и приводит к негативным изменениям еще совсем недавно активных людей. Эти проблемы широко обсуждаются в психогеронтологии. Разумеется, что у пожилых людей возникают существенные дефекты в интеллектуальной сфере, особенно в области памяти. Но и в этом случае, активное отношение к себе помогает пожилому человеку частично компенсировать снижающийся интеллект. Отмечаются значительные дефекты памяти и повышенной утомляемости. Многие не мирятся со своими возрастными изменениями, а вырабатывают стратегии их компенсации. Например, часто забываемые вещи пожилой человек заранее располагает так, что бы они обязательно попадались ему на глаза.

Старость – это быстрая, но не замечаемая самим человеком, утомляемость. Она отрицательно сказывается, приводит к возникновению чувства страха, приводит к ошибкам, которые обнаруживаются позже.

Особенности психического развития человека в пожилом возрасте складывается из нескольких факторов, которые, хотя и относятся к разным категориям психологической науки, тем не менее, тесно взаимосвязаны в своем влиянии на каждый период жизни человека. Говоря о собственно психологических механизмах психики в пожилом возрасте, важно помнить о том, что психическое развитие в этот период связано с наложением двух факторов: изменение темпов развития и переориентация его механизмов совпадают по времени с критическим периодом, достаточно насыщенным. Важен и тот факт, что замедление темпа психического функционирования в этом возрасте совпадает с физическим угасанием, болезнями и соматическими отклонениями. Для некоторых пожилых людей их болезни, питание, уход за ними, условия проживания имеет первостепенное значение, именно этими факторами определяется их память и мышление. Для других, эти факторы не являются доминирующими, их самочувствие зависит от социального статуса и востребованности.

Для людей старшего возрастного периода (60 и выше) большое значение имеет биологический фактор. Рассматривая особенности психологического кризиса пожилого возраста, необходимо прежде всего отметить, что многие ученые (Э. Эриксон, В.Франки и другие) сходятся во мнении о том, что он связан с оценкой ценности и смысла прожитой жизни. Это осмысление, подведение итогов прожитой жизни, попытка в оставшееся время что- то изменить или компенсировать. Кризис пожилого возраста – это подведение итогов, а иногда и констатация, что прожитые годы бессмысленны. Недаром Эриксон назвал этот кризис «отчаяния».

У людей пожилого возраста плохо формируются новые ролевые отношения, они трудно привыкают к новым ценностям, поэтому у них так легко формируются различные страхи. Любые изменения вызывают негативную реакцию, а потому и новое воспринимается как чужое, как отклонение от доброго старого времени. Очень сложна адаптация к новой среде. Сами пожилые люди сравнивают процесс старения с восхождением на гору, при котором подъем становится все круче, спутников - все меньше, а страхов все больше. На первый план выходит механизм компенсации своих потерь – сил и здоровья. Можно сделать вывод о том, что для нормального старения очень важно «развинтить» у пожилых людей именно этот механизм психической жизни. Важно, чтобы пожилой человек не уходил в свою болезнь, не преувеличивал свою немощь, для привлечения к себе внимания. Помочь в этом помогут обучение новым видам деятельности, формирование нового хобби и любых форм творчества. Конечно, надо помнить о ригидности, трудности переключения, сужения круга общения, загруженность близких людей. Это является причиной тех отклонений, которые возникают в пожилом возрасте и приводят к негативным механизмам психической жизни: уход, отчуждение и агрессия. Они являются важным показателем эмоциональной и личностной нестабильности. Люди позднего возраста вынуждены приспосабливаться не только к новой ситуации, но и реагировать на изменения в самих себе.

В беседах с пожилыми людьми раскрывается особая значимость темы здоровья. Они много и охотно говорят о нем. Для определенной части лиц старческого возраста здоровье приобретает характер некой сверхценности, способствующей деятельности по его поддержанию, сохранению и обереганию. В гериатрической литературе достаточно подробно описаны возрастные (не психотические) типичные эмоциональные состояния в пожилом возрасте. Считается, что в основе этих переживаний лежат механизмы, которые отражают состояние психического упадка, однако без признаков возрастно– органических психозов. Психический упадок, страхи – их следствие, а не причина. Эмоциональные переживания, являясь важным компонентом общего адаптационного синдрома, отражает поведение, направленное на защиту от существующей неблагоприятной действительности. В связи с этим, по мнению ряда авторов (Александрова М. Д., Альперович В.) основной характерной особенностью эмоциональной жизни пожилых людей является выраженная озабоченность. Она включает озабоченность собственным здоровьем, политическим и экономическим положением в стране (по отношению к перспективе собственной жизни). Анализ озабоченности (беспокойства) пожилых людей позволяет найти в этом состоянии много общего с тревогой малой степени. Существует мнение, что тревога обусловлена угрозой актуализации социальной потребности, в то время как страх – биологической. Медведев В. И. отмечает, что страхи, тревоги возникают в тех случаях, когда ситуация оценивается как непредсказуемая, при этом состояние тревоги направлено на поиск новой формы ответа, адекватной особенностям сложившейся ситуации. Таким образом, состояние тревоги характеризуется адаптивной функцией, активного приспособления к особенностям условий жизни и деятельности. Под хроническими страхами пожилых людей мы понимаем лишь страхи малой степени: повышенная бдительность старого человека по отношению к не совсем понятным настораживающим факторам внешнего мира и ухудшения внутреннего состояния. По мнения З. Фрейда, опасность, характеризующая тревогу, предупреждает страх. Хронические страхи, озабоченность помогают старым людям выработать специфическую тактику сбережения усилий, способность заранее предвидеть, оберечься от возмущающего воздействия и тем самым избежать всплеска эмоционального возбуждения, гибельного для душевного покоя стариков.

Эмоциональное переживание страха несовместимы с переживаниями скуки и придает остроту субъективной картине окружающей действительности. Озабоченность по поводу своего здоровья, что часто проявляется у стариков в форме эпихондрической фиксации побуждает развитие новых интересов и потребностей в обогащении медицинскими знаниями в области лучших способов лечения и других форм борьбы со старческими недугами. Старики получают большее удовольствие от рассказов о своих болезнях и при этом их не смущает, что окружающие эти рассказы воспринимают как навязчивые – пожилые люди не замечают этого, поскольку жизнь вне общества способствует у них снижению поведенческого контроля. Но разговоры о болезнях, бесконечное лечение и самолечение – это путь, а не конец пути. Интересно, что озабоченность здоровьем близких людей распространяется в основном на узкий круг родственников, от которых непосредственно зависит жизнь и благополучие старых людей.

Другим характерным эмоциональным состоянием пожилых людей является возрастная депрессия при отсутствии жалоб на это состояние. В целом, старческая депрессия проявляется в ослаблении аффективного тонуса, замедлении аффективной живости, отставленности аффективных реакций; при этом лицо старого человека ограничено в возможности передать душевные эмоциональные движения (Шахматов Н. Ф.). Анализ этого состояния показывает, что характеризующие его эмоциональные переживания отражают смысл жизнедеятельности в условиях данного типа адаптации – уход от активного участия в жизни общества, переосмысления его значения для себя, отказ от ценностей социального мира.

Пожилые люди сообщают о чувстве пустоты окружающей жизни, суетности и нетерпимости. Все происходящее перед их глазами кажется малозначащим и неинтересным, интересной, полной представляется им жизнь в прошлом, а она никогда не вернется. Но эти переживания, страхи воспринимаются пожилыми людьми как обычное и не может болезненного характера. Они являются результатами переосмысления жизни, появлением новых смыслов и имеют адаптационную ценность, поскольку предохраняют человека от стремлений, борьбы и от волнения, которое крайне опасно для стариков. Существует немало исследований, доказывающих, что сильное волнение вызывает ослабление способности самоконтроля у пожилых людей, и как следствие, грубые конфабуляции, усиливающие страх, неуверенность в себе, чувство неполноценности и отчаяния (Смит Э.Д.). Разочарованность стариков в жизни – это способ спокойного существования, поскольку сильное волнение прибавляя жизнь к годам, сокращает эти годы.

В геронтопсихологии существует точка зрения, что безразличие стариков трактуется как способ защиты от чувств, вынуждающих затрачивать дополнительные усилия и нарушающих привычный ход переживаний. Пожилые люди с трудом представляют или просто не задумываются о том, как видят и оценивают их окружающие. Однако, понимая, что поведение их бывает неадекватным, они отказываются от общения, все больше уходят в себя, переживают. Одиночество перерастает у них в ощущение необъяснимого страха, отчаяния, сильного беспокойства, когда переживание одиночества у пожилых людей приобретает устойчивый характер, они склонны винить в этом себя, что увеличивает риск глубокой депрессии. Оценка своего поведения, как не вполне адекватного и усиление беспокойства, страха обуславливают специфическое для одиноких пожилых людей восприятие окружающей действительности: она представляется им непредсказуемой и не поддающейся контролю. Переживание снижение контроля приводит к ощущению собственной беспомощности и безнадежности. Ощущение зависимости, беспомощности, непричастности к внешнему миру представляет собой эмоциональный «аккомпанемент» старости, который заставляет пожилых людей оценивать этот вариант как несчастие и позор.

Таким образом, человек пожилого возраста сталкивается в основном со следующими трудностями: потеря смысла жизни, цельности личности и того общества, чьи ценности и устремления он разделяет и эмоционально переживает. Благополучно переживают этот период люди, для которых характерны устойчивая система мотивов и интересов в структуре их личности и также индивидуальные особенности как гибкость, то есть умение быстро переходить от одной схемы поведения к другой, более адекватной в настоящее время. Потребность вносить в других частицу себя, своих стремлений, мыслей, открытий – одна из важнейших потребностей человека. Это связано с тем, что осознание себя особой, отличной от других личностей основывается и на мнении о человеке окружающих, оценке ими его самобытности и значимости. Но эта «отличность» ощущается тогда, когда окружающие люди признают, что данный человек повлиял на них, на их взгляды, мысли, отношения, то есть признают его вклад в формирование их как личности. Желание вносить что-то в других связано и со стремлением человека к бессмертию, со страхом смерти, и главное, страхом того, что после его физической смерти в мире ничего не изменится, никто о нем не вспомнит и все, что было или сделано, все его тревоги, открытия, радости уйдут вместе с ним. Избавление от этого страха возможно через веру в то, что душа бессмертна и возродится, пусть хотя бы в другом теле. Таким образом «вклад в других», независимо от числа этих других, является важным фактором, стабилизирующим протекание кризиса пожилого возраста. Он дают человеку уверенность в его нужности, ощущения цельности и смысла прожитой жизни, снижают страх перед болезнями и смертью.

По моим наблюдениям лица пожилого возраста особенно часто дают неадекватные реакции в форме страха на болезнь и помещение его в новые условия проживания. Эти люди особенно болезненно переносят отрыв от привычной обстановки, необходимость подчинения новым для них требованиям, утрату возможности самому решать вопросы повседневной жизни. Моей целью явилось изучение реакции лиц пожилого возраста на помещение их в Геролонтологический центр, а также попытке проследить характер взаимодействия положительной и отрицательной установок с поведением период пребывания в новых для них условиях проживания. По характеру преобладающей психической патологии (фобии) наблюдаемой мной обследованные лица были разделены на 2 группы:

1) функциональные психические расстройства;

2) расстройства невротического уровня;

3) заболевания с преимущественно психоорганическими проявлениями (деменция умеренной степени).

Лишь у небольшого количества обследованных отмечалась адекватная реакция на смену местожительства (помещение в Геронтологический центр), основанная на понимании сложившейся ситуации, готовности к сотрудничеству, быстрой адаптации.

Все многообразие прочих реакций, рассматриваемые мною как неадекватная, проявлялась следующими типами:

1) тревожно – страховая реакция (11 человек);

2) грубопротестная реакция (5 человек);

3) пассивно – безразличная реакция (8 человек);

4) состояния психической спутанности (4 человека);

5) грубые истериформные реакции по типу псевдодеменции (4 человека).

Тревожно – страховая реакция наблюдалась у лиц с аффективными расстройствами сосудистого генеза, проявляющаяся в усилении тревожности, раздражительности, слезливости, ухудшением сна. Эти состояния купировались психокоррекционными мероприятиями. Им импонировали мероприятия, которые направлялись на повышение самооценки, уверенности в своих силах (разрешение свободного выхода, домашнего отпуска и т.д.).

Грубопротестная реакция наблюдалась у лиц с психическими расстройствами в виде аффективно – бредовых симптомов, невозможности адекватной оценки своего состояния, отрицания необходимости лечения. Эти реакции сопровождались аффективной напряженностью, поведенческими нарушениями (нарушение режима, отказ от приема пищи, лекарств, стремление уйти домой). Эти реакции купировались с помощью психокоррекции, медикаментозного вмешательства, направления в психиатрический стационар. У наблюдаемых с негрубой деменцией после купирования состояния спутанности более отчетливо проступало интеллектуально – мнестическое снижение. В дальнейшем у этой группы пожилых людей отмечалось повторение психотической реакции, даже при переводе из одной комнаты в другую.

Истериформные реакции возникали у пожилых людей с неврозоподобными и легкими депрессивными состояниями с соответствующими истерическими чертами личности в преморбите, как реакция на требования режима, интерперсональные отношения в отделении с окружающими и медицинским персоналом, иногда – свою несостоятельность, невозможность самостоятельно обслуживать себя как прежде.

Эти реакции развивались либо остро, либо закреплялись длительно в виде капризности, аггравации переживаний.

Особо следует отметить состояния аспонтанности, которые развивались у пожилых с длительным сроком пребывания, как результат «гиперопеки», монотонности режима, отвыкания от необходимости самому активно о себе заботиться, решать жизненные задачи. Эти состояния характерны для лиц пожилого возраста с выраженными сосудистыми нарушениями и проявлялись нарастанием беспомощности, пассивности, снижением самооценки, тенденцией к «уходу в болезнь». Однако при проведении активирующих мероприятий, наблюдалось повышение самооценки и в целом психосоциальной адаптации.

У пожилых людей с психотическими расстройствами отрицательная установка сочеталась с развитием грубопротестной реакции на помещение в новые условия проживания. Так, из 24 человек у 15 отмечалась отрицательная установка, у 3 – безразличие, и только примерно у 10 человек – положительная установка. Отмечались неадекватные реакции в виде грубопротестных реакций, тревожно – страховых, пассивно – безразличных. Тревожные, фобические и грубопротестные реакции купировались в течении нескольких недель, а иногда имели тенденцию к закреплению.

У пожилых людей с сохранной личностью выражена корреляция между полноценной предшествующей установкой и адекватным отношением к поступлению в Геронтологический центр и поведению в нем. Чем больше выражена степень снижения уровня личности с умеренной деменцией, тем менее выражена корреляция положительной установки с адекватной формой реагирования.

Страхи у пожилых людей (это болезненное состояние, которое возникает в связи со стрессовой ситуацией (помещение в дом – интернат) были отмечены у половины пожилых людей, поступивших в это учреждение. Установлено, что наиболее часто реакции дезадаптации возникают у эмоционально – лабильных пожилых, реже у тревожно – мнительных и еще реже у лиц с повышенной возбудимостью. Сравнительное психологическое исследование группы пожилых людей позволило выявить:

1) высокий уровень ситуативной тревожности в первые дни как отражение травмирующей ситуации поступления в геронтологический стационар; более высокий уровень личностной тревожности как результат негативного отношения к условиям пребывания;

2) Снижение уровня личностной и ситуативной тревожности через два месяца после поступления как свидетельство наличия компенсаторных возможностей у пожилых людей.
  1   2

Похожие:

Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconПлан культурно-массовых мероприятий, посвященных празднованию Международного дня пожилых людей на территории Балаковского муниципального района в 2011 году №
Международного дня пожилых людей на территории Балаковского муниципального района в 2011 году
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconМетодические рекомендации. Волгоград, 2011 г. Организация профилактических и реабилитационных мероприятий в случаях жестокого обращения с несовершеннолетними. Волгоград, 2011. 61 с
Организация профилактических и реабилитационных мероприятий в случаях жестокого обращения с несовершеннолетними. Волгоград, 2011....
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconМетодические рекомендации Волгоград, 2011 Профилактика отказов от новорожденных. Методические рекомендации. Волгоград, 2011. Автор-составитель: Маринцева Н.
Маринцева Н. Г. заместитель директора гбусо «Волгоградский областной центр социальной помощи семье и детям «Семья», руководитель...
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconО проведении декады пожилых граждан в Муниципальном образовании Красноуфимский округ
В целях привлечения внимания к проблемам пожилых граждан, проживающих на территории Муниципального образования Красноуфимский округ,...
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconМетодические рекомендации г. Волгоград 2011 Организация трудовой деятельности молодых инвалидов. Методические рекомендации. Волгоград.
Методические рекомендации предназначены для психологов, медицинских работников, специалистов по социальной работе, специалистов учреждений...
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconМетодическое пособие организация и проведение социальных туров /рекомендации по туризму для пожилых людей и инвалидов/ г. Ростов-на-Дону 2009 г
Социальный туризм: основные понятия, его роль и значение в удовлетворении рекреационных потребностей граждан
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconМодульный курс IV «Психотерапевтические методы помощи детям в работе педагога-психолога» Самостоятельная работа № Методы психологической помощи гиперактивным и импульсивным детям
Самостоятельная работа № Методы психологической помощи гиперактивным и импульсивным детям
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconII. Общие вопросы паллиативной помощи на дому для людей, живущих с вич
Основная концепция, принципы и организация
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconСтрахи и дети
Для здорового, нормально развивающегося малыша испуг и страх – естественная реакция познания окружающего мира. В дошкольном возрасте...
Колчина Т. В. Страхи у пожилых людей. Организация психологической помощи. Волгоград. 2011 iconМногие родители обеспокоены проявлением страхов у детей. Детские страхи свойственны определенному возрасту, уровню психического развития. Для здорового
Но! Обратите внимание! Если Ваш ребенок бесстрашен и даже возрастные страхи ему не свойственны, проверьте, нет ли у него задержки...
Разместите кнопку на своём сайте:
kak.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kak.znate.ru 2012
обратиться к администрации
KakZnate
Главная страница