Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми




Скачать 310.51 Kb.
НазваниеСемантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми
страница1/2
ВАНЮШИНА Наталья Анатольевна
Дата конвертации13.04.2013
Размер310.51 Kb.
ТипАвтореферат
  1   2
На правах рукописи

ВАНЮШИНА Наталья Анатольевна

СЕМАНТИЧЕСКАЯ И ПРАГМАТИЧЕСКАЯ

ХАРАКТЕРИСТИКИ ЭВФЕМИЗМОВ

В СОВРЕМЕННЫХ НЕМЕЦКИХ

И РОССИЙСКИХ ПЕЧАТНЫХ СМИ

10.02.20 – сравнительно-историческое,
типологическое и сопоставительное языкознание

АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук

Волгоград — 2011
Работа выполнена в Государственном образовательном
учреждении высшего профессионального образования
«Волгоградский государственный педагогический университет».
Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Николай Алексеевич Красавский.

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор
Марина Васильевна Милованова (Волго-
градский государственный университет);

кандидат филологических наук, доцент
Светлана Владимировна Зайкина (Волго-
градский государственный педагогиче-
ский университет).

Ведущая организация – Ярославский государственный педагоги-
ческий университет им. К.Д. Ушинского.


Защита состоится 21 апреля 2011 г. в 12.00 час. на заседании диссертационного совета Д 212.027.01 в Волгоградском государственном педагогическом университете по адресу: 400131, г.Волгоград, пр. им. В.И. Ленина, 27.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного педагогического университета.

Текст автореферата размещен на официальном сайте Волгоградского государственного педагогического университета: http://www. vspu.ru 18 марта 2011 г.
Автореферат разослан 18 марта 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат филологических наук,

доцент Н.Н. Остринская
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Представленная диссертация выполнена в русле функциональной стилистики и прагмалингвистики. Объектом исследования выступают эвфемизмы в текстах современных немецких и российских печатных СМИ. В качестве предмета анализа рассматриваются семантические и прагматические характеристики эвфемизмов в немецких и российских печатных СМИ.

Актуальность работы определяется следующими обстоятельствами: 1) эвфемия как лингвистический способ отражения действительности и как средство манипуляции общественным мнением приобретает все большее значение в современных СМИ, значительно влия­ющих на жизнь современного социума; 2) эвфемия, выполняющая важные функции в текстах СМИ, выступает индикатором табуируемых тем в разных лингвокультурах, что важно для социокультурного понимания современного этапа развития цивилизации, ее системы ценностных приоритетов; 3) эвфемия еще не изучалась на материале текстов современных немецких и российских печатных СМИ в сопоставительном аспекте.

Цель работы – дать семантическую и прагматическую характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных СМИ.

Поставленная цель конкретизируется решением следующих исследовательских задач:

1) определить наиболее часто эвфемизируемые темы в современных немецких и российских печатных СМИ;

2) охарактеризовать эвфемию, используемую в данных средствах информации, как средство манипуляции сознанием читателя;

3) установить способы языкового выражения эвфемии в немецких и российских печатных СМИ;

4) выявить этнокультурную специфику применения эвфемизмов в немецких и российских печатных СМИ.

Научная новизна диссертации определяется тем, что, во-первых, выявлены и охарактеризованы базисные темы, эвфемизируемые в современных немецких и российских печатных СМИ, во-вторых, установлены способы выражения эвфемии, используемой в данных источниках, в-третьих, определена этнокультурная специфика немецких и русских эвфемизмов, нашедших активное применение в немецких и российских печатных СМИ.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что оно, во-первых, развивает основные положения теории эвфемии применительно к массмедийному дискурсу, уточняя прагматический потенциал эвфемизмов как языкового способа воздействия на потребителя информации, во-вторых, показывает сходства и различия в иерархии современных культурных ценностей двух социумов – российского и немецкого.

Практическая ценность исследования заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в преподавании вузовских курсов языкознания, риторики и стилистики, теории и практики перевода, а также спецкурсов и спецсеминаров по теории эвфемии, теории речевого воздействия, социолингвистике и прагмалингвистике.

Материалом исследования послужили более 2400 русских и немецких эвфемизмов, определенных в результате анализа текстов печатных СМИ («Spiegel» (далее – Spiegel №/год) 2004–2010 гг.; «Zeit» (Z. №/год) 2003, 2007 гг.; «Frankfurter Allgemeine Zeitung» (FAZ №/год) 2001, 2008 гг.; «Berliner Zeitung» (BZ №/год) 2008 г.; «Аргументы и факты» (АиФ №/год) 2007, 2008 гг.; «Известия» (Изв. №/год) 2008, 2009 гг.; «Комсомольская правда» (КП №/год) 2006 г.; «Экономика и жизнь» (Эк Ж №/год) 2009 г.; «Российская газета» (РГ №/год) 2008–2010 гг.). Выбор данных изданий обусловлен их статусом в системе современной периодической печати, устойчивыми позициями в рейтинге по тиражу и популярности.

Цель и задачи настоящей работы определили выбор следующих методов исследования:

· общенаучных: гипотетико-индуктивный, дедуктивный, интро­спективный;

· частнонаучных: семантико-стилистический метод применялся при анализе слов в функции эвфемизмов, приобретающих в разных контекстах различный актуальный смысл и выполняющих определенные стилистические функции; дистрибутивный анализ и компонентный анализ использовались для выявления смысловых особенностей эвфемистических замен, их способности вуалировать стигматичные денотаты; трансформационный анализ применялся для определения возможных преобразований ядерного (исходного), имеющего в своем составе негативно воспринимаемые компоненты (как на лексиче­ском, так и на синтаксическом уровне) предложения, при которых меняются его синтаксическая структура и лексическое воплощение, но информационная составляющая остается прежней; сплошная выборка и прием количественного подсчета использовались для выявления перечня эвфемистических замен в текстах печатных СМИ и для соответствующего подсчета статистических данных, необходимых, в особенности, при сопоставительном анализе употребления немецких и русских эвфемизмов.

Теоретической базой для проведения данного исследования послужили работы отечественных и зарубежных ученых:

– по теории эвфемии (Т.В. Бойко, В.И. Жельвис, А.М. Кацев, Л.П. Кры­син, В.П. Москвин, А.Н. Прудывус, Е.П. Сеничкина, I. For­ster, A. Kirchner, B. Kirchner, E. Oksaar, I. Samel, W. Schmidt);

– по политической коммуникации (М.Р. Желтухина, В.И. Карасик, А.В. Олянич, Г.Г. Слышкин, Э. Тоффлер, А.П. Чудинов, Н.Л. Шам­не, В.И. Шаховский, Е.И. Шейгал, Ch. Gцtzeler, S. Wierlemann);

– по прагмалингвистике (Г.Г. Кужим, А.В. Ленец, О.А. Леонтович, Г.Г. Матвеева, М.В. Милованова, В.М. Савицкий, В.Н. Телия, Д.Н. Шмелев, H.P. Grice, H. Weinrich).

На защиту выносятся следующие положения:

1. Эвфемизмы, выступая в качестве одного из действенных способов камуфлирования действительности и нивелирования негативного воздействия стигматичных денотатов, выполняют функцию манипулирования сознанием реципиентов. Идентификация эвфемизмов осуществляется благодаря а) мелиоративности их значения по отношению к соответствующим некорректным или тематически стигматичным антецедентам, б) иносказательному способу актуализации их значения в сравнении с «прямыми» некорректными способами вербализации при сохранении исходного смысла высказывания.

2. Эвфемия в текстах современных печатных СМИ выражается, главным образом, такими лексическими средствами языка, как заимствованная лексика, широкозначные слова и метафора.

3. Прагматические особенности использования эвфемизмов за­ключаются в формировании определенного, заранее заданного адресантом эмоционально-оценочного отношения к репрезентируемому событию, в выражении субъективных интерпретативных смыслов адресанта с целью убеждения адресата в их правильности и обоснованности.

4. Совпадающими в немецкой и русской лингвокультурах базисными темами, эвфемизируемыми в современных печатных СМИ, являются «Состояние экономики», «Коррупция и воровство», «Отношения между государствами», «Военные действия», «Интимные отношения», «Смерть». Активная эвфемизация данных тем обусловлена их высоким ценностным статусом в немецком и российском социумах.

5. Этнокультурная специфика эвфемизмов состоит в следующем: а) в текстах российских печатных СМИ значительно чаще эвфемизируются темы «Коррупция и воровство», «Пьянство», «Военные дейст­вия», что обусловлено историческим прошлым и нынешними реалиями России; б) в текстах немецких печатных СМИ чаще эвфемизируется тема «Терроризм», что объясняется повышенной социально-психологической релевантностью этого явления для немецкого социума.

Апробация работы. Результаты исследования получили апробацию на Всероссийской научно-практической конференции «Технологическая культура педагога» (Армавир, 2008 г.), Международной заочной научной конференции «Текст / дискурс: проблемы функционирования, анализа, интерпретации» (Караганда, 20 апр. 2009 г.), Международной научно-практической конференции, посвященной 70-летию ПГПУ им. В.Г. Белинского (Пенза, 18–20 мая 2009 г.), Международной научно-практической конференции «Современные проблемы гуманитарных и естественных наук» (Москва, 15–22 июня 2009 г.), межвузовской научно-практической конференции «Проблемы современной коммуникации и языкового образования» (Волгоград, 29 окт. 2009 г.); на ежегодных научных конференциях преподавателей Волгоградского социально-педагогического колледжа (2008–2010 гг.), заседаниях научной лаборатории Волгоградского государственного педагогического университета «Аксиологическая лингвистика» (2008–2010 гг.), XIV региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области (10–13 нояб. 2009 г.), XV региональной конференции молодых исследователей Волгоградской области (9–12 нояб. 2010 г.), X Международной научной конференции «Язык и мышление: психологические и лингвистические аспекты» (Ульяновск, 12–15 мая 2010 г.), на заседаниях кафедры немецкой филологии и кафедры английской филологии Волгоградского государственного педагогического университета (2008–2010 гг.). По материалам диссертации опубликовано 15 статей и тезисы одного сообщения общим объ­емом 4,3 п.л.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении определяются предмет, объект, цель и задачи работы, обосновываются ее актуальность, научная новизна, теоретиче­ская значимость и практическая ценность, характеризуются эмпирическая база и методы исследования, формулируются теоретические положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Эвфемия: ретроспективный анализ понятия, манипулятивный потенциал, способы выражения в текстах немецких и российских СМИ» рассматривается история возникновения понятия «эвфемия»; дается характеристика эвфемистической лексики в лексикологическом, стилистическом и лингвопрагматическом аспектах; описываются лингвистические способы выражения эвфемизмов в текстах современных печатных немецких и российских СМИ; характеризуется манипулятивная функция эвфемии в языке СМИ.

Эвфемия еще в трудах древнегреческих философов (в частности, в работах Демокрита) понималась как гармоничное состояние духа, внутреннее спокойствие, равновесие и безмятежность человека. Рассмотрение эвфемии как лингвистического явления позволяет сделать вывод о том, что она есть результат внутреннего эмоционального состояния адресанта, его стремление построить благоприятную коммуникативную ситуацию, предполагающую использование / замену определенных лексических единиц и синтаксических конструкций.

Эвфемизм служит языковым воплощением табу, позволяющим избегать прямого, запретного наименования, но отражающим суть описываемого явления. В современной лингвистике эвфемизмы изучаются в лексикологическом, стилистическом и лингвопрагматиче­ском аспектах. Сторонники лексикологического подхода (Арнольд, 1986; Баринова, 2003; Тюрина, 1998; Харитонова, 2008 и др.) понимают эвфемизмы как синонимы грубых и неуместных в конкретной ситуации выражений, не искажающих при этом исходное лексическое значение, в то же время обогащающих речь, представляющих собой структурное и лексическое многообразие экспликации мыслей человека.

В стилистике эвфемизмы рядом ученых трактуются как троп (Ахманова, 2005; Кузнец, Скребнев, 1960; Кухаренко, 1986; A. Kirchner, B. Kirchner, 1999), как стилистический прием (Андреев, 2007; Бердова, 1981; Бойко, 2005). Эвфемизмы описываются как определенный перенос значения, состоящий в непрямом, более смягченном, вежливом обозначении негативного явления, как стилистическое украшение речи, как своеобразный маркер речи, характеризующий социальную принадлежность человека.

Основой изучения прагматического использования языковых единиц можно считать концепцию вежливости Р. Лакофф, включающую определенные правила, которых придерживаются коммуниканты для достижения своих целей в процессе общения. Именно правилами вежливости руководствуются носители немецкого и русского языков при употреблении, в частности, эвфемизмов, связанных с обозначением: 1) возраста, старости – nicht mehr taufrisch sein, mit bereiften Locken sein, быть в возрасте / в летах, возраст осени; 2) отношений полов – kцrperliche Unterhaltung, eheliche Pflicht, kцrperliche Liebe, zusammen sein, амурничать, амурные отношения, близкие отношения; 3) бедности – unterprivilegiert sein, in bescheidenen Verhдltnissen leben, цkono­misch benachteiligt sein, бамбуковое положение, бедноватый; 4) войны, военных действий – Verteidigungsfall, bewaffneter Konflikt, im Feld stehen, адекватный ответ, акция, антитеррористическая операция; 5) внеш­ности и внутренних качеств личности – unvorteilhaft erscheinen (hдsslich sein), einen Vogel haben (verrьckt sein), аппетитная фигура (вм. толстый), без царя в голове, блаженненький (примеры с немецкого сайта http://www.euphemismen.de и из словаря эвфемизмов русского языка Е.П. Сеничкиной).

Использование эвфемизмов может быть обусловлено и необходимостью вербализации табуированных в современном социуме тем – смерти или болезни. Приведем несколько примеров, эвфемистически обозначающих 1) смерть – hin sein, sein Stьndlein ist nahe (er wird bald sterben), entschlafen, die Erde verlassen, алчная коса, безгласный, бездыханный, (умерший); 2) болезнь – nicht auf der Hцhe, auf dem Posten, auf dem Damm sein, английская болезнь (рахит).

В текстах современных СМИ эвфемистическое переименование понимается как результат компромисса между семантикой денотата и прагматикой его вербализации (Е.И. Шейгал). Адресант стоит перед коммуникативной задачей отразить смысл стигматичного предмета, но, исходя из своих интересов и руководствуясь правилами речевого поведения, он маскирует негативные признаки предмета, во­площая его первоначальное значение в новой лексической единице – эвфемизме. Яркие примеры использования эвфемистических замен часто содержатся в речи политиков, доказывающих, в частности, обоснованность ведения военных действий или проведения силовых операций. Политические эвфемизмы выполняют преимущественно прагматическую функцию, их употребление ориентировано на сокрытие неприятных фактов действительности. В этой связи представляется возможным соотнести эвфемизмы данного рода с понятием «double­speak», введенным Дж. Оруэллом. Подобное сравнение строится на основе понимания эвфемии как одного из средств речевого воздейст­вия и манипуляции в языке СМИ. Мелиоративность значения эвфемистической единицы по отношению к негативно воспринимаемой исходной лексической единице ведет к созданию благоприятной коммуникативной ситуации, при этом меняется эмоциональная направленность сообщения. Эвфемистические лексические единицы зашифровывают исходные стигматичные денотаты, создавая параллельные, менее остро воспринимаемые реципиентом образы действительно­сти. В случае манипулятивного воздействия и суггестивности, как его характеристики, речевой выбор говорящего обусловливается не только предметной составляющей интеракции, но и его ориентированностью на социальные характеристики адресатов, их эмоции, а также правила построения успешной коммуникативной ситуации. Возьмем в качестве примера широко распространенный в россий­ских печатных СМИ эвфемизм «операция» для обозначения военных дейст­вий. Здесь для номинации стигматичного денотата журналисты, политики употребляют не вызывающее отрицательных ассоциаций слово с широкой семантикой. Это объясняется положительной коннотацией этого слова, поскольку оно несет в себе значение «выполнение каких-либо действий для достижения цели». Аналогично русскому слову «операция» — эвфемистическое употребление немецкого устойчивого выражения «mit etw. fertig werden» (в значении «ликвидировать, лишить кого-либо жизни»). Данная эвфемистическая замена, которая вне контекста имеет положительную семантику («сделать что-либо», «справиться с чем-либо»), оказывает манипулятивное воздействие на реципиента, навязывая ему восприятие лишения кого-либо жизни в качестве успешно решенной задачи. Приведем еще пример: «За какие-то секунды большинство террористов было нейтрализовано» (АиФ 43/07). Функционирующая в этой иллюстрации лексема «нейтрализовать» – эвфемизм по отношению к прямому наименованию «лишить кого-либо жизни», «убить». Приведем далее описывающие войну, военные действия языковые иллюстрации, в которых употреблены только положительно окрашенные лексические единицы – «friedenserhaltende MaЯnahmen», «Friedensmission». Как мы видим, слово «Krieg» (война) не фигурирует в этих примерах, здесь упо­требляется его антоним – «Frieden» (мир).

В ходе анализа материала мы установили, что эвфемия в печатных СМИ актуализируется разноуровневыми языковыми средствами: прежде всего лексическими – метафорой, заимствованными словами, словами с широкой семантикой, значительно реже словообразовательными – использованием аффиксов (не-, контр-, un-; miss-, -los, -frei).

Метафора служит одним из действенных способов эвфемизации, поскольку ассоциативная связь между стигматичным денотатом и более мягким его воплощением на основе их сходства позволяет ей камуфлировать референцию «“Эйр Юнион” сложил крылья» (Изв. 156/08) – о банкротстве авиакомпании, «die alte Regierung hat uns einen finanziellen Scherbenhaufen hinterlassen» (Spiegel 42/09).

В качестве одной из манипулятивных вербальных техник в текстах печатных СМИ, как показывает материал, активно выступает заимствованная лексика. Этот лингвистический факт объясняется тем, что слова иноязычного происхождения в силу не столь очевидной по сравнению с родным языком этимологией, внутренней формой более часто употребляются для нивелирования негативного воздействия на читателя исходной лексемы. Кроме того, иноязычная лексика воспринимается нередко как более престижная, а в ряде случаев и как более красиво звучащая. Часто она оценивается как принадлежащая к книжному, научному стилю речи.

Манипуляции сознанием способствует также и употребление слов с широкой семантикой (в особенности при описании темы войны и военных действий), «затемняющих» суть того или иного события, явления (напр., вместо военный конфликт используются слова недопонимание, разногласие), «(Geschlechts)verkehr»; «Claudia Berner, die … mit K. schlief» (Spiegel 28/10); «Richtig, sagte sie, das Verhдltnis zu Claudia Berner habe der Kollege zugegeben» (Spiegel 28/10); «er begann zu trinken» (Spiegel 42/10) – ср.: «trinken» ® «Alkohol trinken».

В текстах немецких и российских печатных СМИ эвфемистиче­скими заменами выступают, как правило, стилистически нейтральные языковые единицы. Они используются как наиболее приемлемый и отвечающий нормам литературного языка способ отражения реальных сведений об окружающем мире в соответствии с социально-историческими и этическими требованиями, национальными и языковыми традициями общества.

К числу базисных эвфемизируемых тем в современных печатных немецких и российских СМИ, как показывают квантитативные данные, относятся следующие: «Нарушение внешнеполитических отношений между государствами», «Состояние экономики», «Коррупция, воровство», «Война и военные действия». Именно при обсуждении этих общегосударственных тем был выявлен достаточно высокий индекс частотности применения эвфемистических замен. Полученные результаты свидетельствуют об актуальности, негативном восприятии рассматриваемых тем и, как следствие, о стремлении журнали­стов, в целом авторов высказываний, снизить уровень негативного воздействия прямых наименований и, следовательно, степень социаль­ной напряженности в обществе.

Во второй главе «Эвфемизация проблем общегосударственной тематики в современных немецких и российских печатных СМИ: семантический и прагматический аспекты» рассматриваются следу­ющие часто табуируемые темы: «Экономические проблемы», «Коррупция и воровство», «Нарушение внешнеполитических отношений между государствами», «Война и военные действия».

Использование эвфемизмов при освещении экономических проблем отражено в 24% случаев от общего количества эвфемистических замен в немецкоязычном и в 25% – в русскоязычном материале, что свидетельствует о большой актуальности данной темы как для немецкого, так и для российского социума.

Значительное место при обсуждении экономических проблем государственного масштаба занимают эвфемистические описания положения дел на финансовых рынках. Так, в частности, в немецких СМИ частотны употребления выражений, связанных с понятием турбулентности, основными признаками которой являются неустойчивость, нестабильность, а значит, и риск: «in Turbulenzen geraten» (Spiegel 42/08); «die Aktienmдrkte in Turbulenzen stьtzen» (Spiegel 20/09). Многие из выявленных выражений ярко метафоричны, например, выражение «ins Stottern geraten» (Spiegel 24/08). Лексема «Stottern» (заикание, лепет), апеллируя к метафорическому мышлению реципиента, косвенно фиксирует затруднительное положение банковской отрасли экономики. Образно построенное высказывание оказывает манипулятивное воздействие на реципиента, направляя работу его сознания на расшифровку смысла метафоры, смягчая тем самым восприятие имеющих в действительности место экономических проблем. Не менее образно и экспрессивно повествующее о ситуации в промышленности метафорическое выражение «gleichzeitig droht der Wirtschaft der Industrielдnder ein Schwдcheanfall» (Spiegel 27/08), в котором положение экономики индустриальных стран сравнивается с обморочным состоянием человека.

Развитие экономики, ее перспективы, как показывает материал, сравниваются нередко с процессом ползания (антропоморфная метафора) – «Doch die Wirtschaft wдchst … nur im Kriechengang» (Spiegel 01/05). Употребление в этом предложении лексемы «wachsen» фиксирует наличие определенного экономического роста, сглаживая возможные негативные читательские ассоциации, вызываемые словом «Kriechengang».

Характеризуя общее состояние экономики в 2005 г., журналисты часто обращаются к метафоре холода, свидетельствующей о проблемном состоянии финансового положения в мире: «in den USA kьhlt sich die Konjunktur ab» (Spiegel 50/06); «vor allem die Exportwirtschaft, die bisher die heimische Konjunktur am Laufen hielt, verheiЯt nichts Gutes» (Spiegel 01/05). Лексема «sich abkьhlen» и выражение «nichts Gutes verheiЯen» метафорично отражают упадок конъюнктуры на рынке. Названные лексема и словосочетание – эвфемизмы по отношению к прямым наименованиям: ср. «nichts Gutes verheiЯen ® Probleme bringen/ Schwierigkeiten verheiЯen». Во многом аналогично немецкому выражению «nichts Gutes verheiЯen» воспринимаются примеры «бюджет не радует» (РГ 14/09), «Однако в других сферах экономики перспективы не самые радужные» (РГ 235/08). Данные примеры, построенные на основе отрицания лексических единиц с ярко выраженной положительной семантикой, не имеют в своем составе элементов с негативной коннотацией.

Коэффициент эвфемизации темы коррупции и воровства особенно высок в российских СМИ (18% против 10% в немецких СМИ). В качестве примера проанализируем, в частности, лексические единицы, способные заменить прямые наименования «stehlen» – «воровать», «красть», «похищать» и его разговорного варианта «klauen» – «стянуть, стащить, украсть». В выявленных иллюстрациях речь идет не о бытовом, мелком воровстве, а об экономическом воровстве крупного масштаба, способном нанести ощутимый урон государству. Проинтерпретируем вначале немецкое выражение «in eigenen Taschen wirtschaften» (Spiegel 23/05) – «Die alten Manager wirtschafteten systematisch in die eigenen Taschen» (Spiegel 20/08). Глагол «wirtschaften» имеет значения: 1) хозяйствовать, распоряжаться средствами; 2) вести хозяйство, заниматься хозяйством. Словосочетание «in die eigenen Taschen» указывает на то, что кто-либо «хозяйствовал», распоряжался средствами в свою пользу, преследовал свои корыстные цели. Точного указания на незаконное присвоение/трату денег автор не дает, но данное предложение показывает, что использовались какие-либо ресурсы, возможности в личных целях.

Приведем и прокомментируем еще ряд примеров: «Причем многие ребята согласны, что брать что-то из чужого кармана плохо, а вот позаимствовать шоколадки и жвачки в супермаркете, по их мнению, – не преступление» (РГ 229/08); «Как раз почти столько же Киев и “позаимствовал” у “Газпрома” без оплаты, явно готовясь к возможному прекращению поставок с 1 января» (АиФ 1–2/09); «Легче чужое взять, чем самому заработать» (РГ 47/09). В приведенных иллюстрациях можно отметить функционирование таких лексических единиц, как «брать» и «позаимствовать», которые в данных контекстах имеют значение «воровать». Вне контекста глагол «брать» не обладает негативной коннотацией, однако его употребление журналистом вкупе с лексемой «чужое» представляет читателю картину воровства. Что касается глагола «позаимствовать» (занять, взять в долг), то он предполагает возврат того, что было взято на время. Однако в приведенном выше предложении наличие слова «без оплаты» имплицитно выражает факт воровства.

Далее остановимся на примерах с глаголом «приватизировать»: «И в реальной жизни – тот, кто … наприватизировал, живет в особняках и в почете, а тот, кто пашет, живет в основном обещаниями власть имущих, что жизнь наладится» (РГ 190/09). В этом отрывке текста слово «приватизировать» (передавать в частные руки) приобретает семантику «добыть нечестным путем», поскольку те, кто «пашет», т. е. работает много, не имеет никаких материальных благ. Именно данное противопоставление, заложенное автором высказывания, позволяет нам сделать подобный вывод. В качестве возможного варианта прямого наименования немецких слов «stehlen» или «klauen» в языке используется также «verheimlichen» – « … die drei sollen den offiziellen CDU-Gremien die Gelder verheimlicht haben» (Spiegel 32/04). Лексема «verheimlichen» (утаить) заменяет «stehlen» (своровать). Для описания такой ситуации журналисты используют также указание на нечестное поведение человека с целью избежать употребления прямых выражений обвинения – «US-Ermittler beschul­digen Adamov mindestens neuen Millionen Dollar Hilfsgelder fьr die Sicherheit russischer Atomkraftwerke veruntreut zu haben» (Spiegel 19/05); «Weil er Rдumlichkeiten anmietete, aber offenbar eine schlechte Zahlungsmoral hatte, bekam er bald Дrger mit etlichen Clubbesitzern» (Spiegel 38/06); «Adamov habe fьr sich Millionen Dollar abgezweigt» (Spiegel 19/05); «Kцnnen Sie ausschlieЯen, dass von den Milliarden fьr Palдstina nicht wieder viele Millionen in falsche Kanдle wandern?» (Spiegel 28/05). Употребляемая в первом примере лексема «veruntreuen» имеет значение «растрачивать», «присваивать себе», что равноценно по значению прямому обозначению «воровать». Однако автор использует эвфемизм, содержащий корень слова treu- (верность), в сочетании с отрицательной приставкой un-, что смягчает негативное восприятие информации читателем. Во втором примере выражение «schlechte Zahlungsmoral haben» можно трактовать по-разному. Ввиду того, что контекстуальные дистрибуции указывают именно на неуплату надлежащих сумм, мы интерпретируем эту иллюстрацию как факт воровства. В третьем примере актуализация реципиентом заложенного смысла идет на основе ассоциативного мышления и понимания им метафорического сравнения. Так, глагол «abzweigen», образованный от «der Zweig» (ветвь, ветка), значит «ответвить», «ответвляться». Таким образом, проводя параллели между суммой денег и деревом, лексема «abzweigen», ассоциируясь с отходящей от его ствола ветвью, имеет смысл «взять некоторую часть» ® «ответвить» ® «присвоить», что, в конечном итоге, значит, ® «украсть». Четвертая иллюстрация, содержащая словосочетание «in falsche Kanдle wandern», указывает на нецелевое использование финансовых средств.

Лингвистической объективацией взяточничества в российских СМИ служат часто используемые в функции эвфемизмов слова «откат», «благодарность», «мзда», «мздоимство», словосочетания «неформальные деньги», «неформальные платежи». Приведем примеры: «Как бы не менялась жизнь, а врачи как брали мзду со своих пациентов, так и берут» (РГ 05/09); «Чиновники не стали отказываться от “благодарности” от победителей конкурса» (РГ 233/08); «плата-благодарность» (РГ 05/09).

В немецких СМИ высокий индекс частотности употребления отмечен у лексемы «Schmiergeld» («schmieren» – смазывать, «Geld» – деньги): ср: «Schmiergeldzahlungen» (Spiegel 11/09). Ее эквивалентом служит известное русское устойчивое выражение «не помажешь – не поедешь».

При освещении темы нарушений внешнеполитических отношений между государствами обращают на себя внимание в первую очередь лексические единицы, актуализация смысла которых как в русском, так и в немецком языке осуществляется температурной метафорой. Журналисты метафорически ассоциируют холод как климатическое явление с отсутствием возможностей для плодотворного взаимодействия между государствами – «Das Verhдltnis der beiden Koalitions­partner war in letzter Zeit bereits merklich abgekьhlt. Rotweinselige Abende liegen weit zurьck» (Spiegel 39/05); «Die Tьrkei … hat ihre Beziehungen zu Jerusalem schon spьrbar abgekьhlt» (Spiegel 30/04). Здесь в качестве эвфемистического обозначения возникших между сторонами проблем выступает глагол «abkьhlen». Благодаря наличию в предложениях таких наречий, как «merklich», «spьrbar», выявляется определенная качественная градация подобных ухудшений отношений.

В российских печатных СМИ были также выявлены примеры, в основе которых лежит температурная метафора: «Сейчас у нас период похолодания» (Изв. 154/08) (об отношениях России и США. – Прим. мое. Н.В.); «… возможно, что от охлаждения отношений Запад и США потеряют больше, чем сама Россия» (Изв. 158/08); «Ведь не секрет, что порой отношения между Россией и Литвой бывают и прохладными» (Изв. 160/08). Как можно видеть, в этих примерах авторы описывают фактическое ухудшение взаимоотношений между государствами, избегая при этом таких слов, как «нарушение», «ухудшение».

Обратимся далее к интерпретации примеров, в которых через эвфемизмы вербализуются понятия, связанные с войной, военными конф­ликтами. Поскольку слово «война» и его дериваты имеют, как правило, негативные ассоциации в сознании людей, в СМИ активно используются соответствующие эвфемистические замены, призванные «корректировать» восприятие этого феномена. Учеными отмечено, что освещение военных действий вызывает необходимость в создании специального языка. Специально вырабатываются политические эвфемизмы – «большие языковые конструкции с точно измеренными эффектами воздействия на сознание» (Кара-Мурза, 2008). Таким образом, при исключении из сообщения всех слов, вызывающих отрицательные ассоциации, происходит некоторое смягчение предлага­емой реципиенту информации, что, в конечном итоге, можно оценивать как манипуляцию общественным сознанием. Приведем ряд примеров: «Перейдя к разговору о внешней политике, президент заявил: интересы России – в необходимых случаях – должны быть соблюдены и с помощью силы» (АиФ 1-2/09); «насколько реальны прогнозы, что Израиль якобы готов применить в отношении Ирана “силовой вариант”» (Изв. 190/09); «насколько политическое руководство страны готово к решительным действиям в случае обострения обстановки» (Изв. 154/08); «в силовом случае развития событий» (КП 145/06). Используемые в данных иллюстрациях лексические единицы «сила», «силовой вариант», «силовой случай развития», «решительные действия», безусловно, употребляются как заменители прямого наименования «война». Причем наличие компонента «сила» явно свидетельствует о решительных действиях противоборствующих сторон. Лексема «сила» здесь дополняет свою семантику всеми атрибутами боевых действий. Однако применение термина «война» исключается, поскольку в данных ситуациях это не только стигматичный денотат, но и определенная позиция государства. Симптоматично и наличие в приведенных предложениях тональности сослагательного наклонения. Автор оценивает возможность применения силы только при наличии определенных условий – «в необходимых случаях», «в случае обострения обстановки». Примечателен арсенал лексических единиц во второй части рассматриваемого примера – «Befьrchten Sie denn, dass die Verhandlungen unfriedlich enden kцnnten?» (Spiegel 34/05) – журналист не употребляет здесь прямого наименования возможного результата, используя лишь образованную с помощью префикса «un» от слова с ярко выраженной положительной коннотацией «friedlich» лексему «unfriedlich». Кроме того, наличие сослагательного наклонения «enden kцnnten» говорит не об однозначности, а о возможности неблагоприятного исхода ситуации.

Далее остановимся на комментарии примера, в котором журналист в ироничной форме оценивает стремление НАТО продолжить войну в Ираке: «Kann man sich vorstellen, dass der Prдsident, trotz aller ernьchternden Erfahrungen im Irak, auf ein zweites missionдrisches Abenteuer aus ist?» (Spiegel 04/05). Здесь война сравнивается с приключениями миссионеров, которых, как известно, посылали к колониальным и зависимым народам для религиозной пропаганды. Далее – «Amerika aber scheint der Optimismus ausgegangen zu sein. Eine Mehrheit der Bьrger hдlt das militдrische Engagement inzwischen fьr einen Fehler» (Spiegel 41/05). Эти примеры показывают стремление авторов избежать прямого наименования негативного денотата, что свидетельствует о наличии в обществе своеобразного табу на его вербализацию. В российских СМИ в качестве эвфемизмов часто употребляются слова с широкой семантикой «события», «операция»: «снимать кино про “горячие точки” – грех перед теми, кто сам участвовал в событиях» (АиФ 04/09); «Как сообщает газета “Гаарец”, причиной разногласий стал вопрос о целесообразности продолжения операции в секторе Газа» (РГ 01/09). Как мы видим, в рассматриваемых иллюстрациях нет ни одной лексической единицы, прямо относящейся к теме войны. Так, слово «операция» имеет пять значений: 1) хирургическая лечебная помощь; 2) ряд действий, направленных к осуществлению единого стратегического плана или подчиненных ему заданий; 3) торговая или финансовая сделка; 4) выполнение отдельной задачи в ряду многих подобных; 5) ряд действий, направленных на один предмет, объединенных общей целью (БТСРЯ, 2004). Заметим, что ни одно из них не соотносится напрямую с военной тематикой.

Материал позволяет заключить, что в российских СМИ темы «Коррупция и воровство», «Военные действия» подвержены в большей степени эвфемизации, что имеет экстралингвистическую обу­словленность (особенности исторического прошлого, нынешние реалии российского социума). В немецких же печатных СМИ чаще, чем в российских, актуализируется посредством эвфемии тема «Терроризм» (соотношение 10 к 5%), что мы объясняем повышенной социаль­но-психологической релевантностью этого явления для немецкого социума. Выявленное в диссертации многообразие эвфемизируемых тем отражает наиболее острые, злободневные проблемы современного общества Германии и России. Установленные темы в одной лингвокультуре находят свое отражение в другой, что говорит об общности социокультурных ценностей двух социумов. Отмеченная же специфика эвфемизации есть следствие особенностей существующих норм и ценностных установок того или иного общества.
  1   2

Похожие:

Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconПроцессы функционирования эвфемизмов В  семантическом поле 
Изучается  сфера  употребления  эвфемизмов,  их  функционирование,  влияние  их употребления на происходящие в языке семантические и стилистические ...
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconМониторинг печатных сми за период июль 2009г
Сегодня, 1 июля, в Казахстане завершается 16-месячный мораторий на проверки малого и среднего бизнеса
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconРуководство издательского дома 5
Перечень отраслевых профессий и специальностей в сфере печатных сми и книгоиздания, описание квалифицированных требований (характеристик)...
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconБизнес-план издания ежемесячного журнала иностранных языков «ИН. Яз.»
1. Динамика рекламных доходов печатных сми россии в 2008–2011 гг с Ндс, в млрд рублей
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconAnglicisms ON pages OF print and E-  печатных И электронных сми 
...
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconРакурс
Дискуссия, развернувшаяся в российских сми  вслед  за  окончанием  лиссабонского  саммита  о  пер
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconМониторинг сми 28-29
В госдуме связывают санкции госдепа в отношении российских чиновников с приближением выборов в США 18
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconОбщественные эффекты приватизации водоканалов
Приватизация как способ спецификации прав собственности на объекты коммунального хозяйства в современных российских условиях 14
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconМониторинг томских печатных сми по освещению темы «Административная реформа в Томской области. Новый порядок предоставления коммунальных услуг и работы с обращениями граждан» 15 сентября 15 октября 2006года
Областного департамента модернизации и экономики жкх вадим власов: "люди учатся защищать свои интересы"
Семантическая и прагматическая характеристики эвфемизмов в современных немецких и российских печатных сми iconИд «Медиа Инфо Групп»  Издательский  дом   «Медиа  Инфо  Групп»  создан  в  декабре  2008  проекта  «Сити  Инфо»
«ПроРегби»,  журнал  «Русская  мысль».  В  Интернете  компания  изданию  печатных  и  электронных  сми  в  европейских  странах ...
Разместите кнопку на своём сайте:
kak.znate.ru


База данных защищена авторским правом ©kak.znate.ru 2012
обратиться к администрации
KakZnate
Главная страница